ПОИСК
Події

Мама журналиста леся гонгадзе: брат-близнец георгия тоже пропал при загадочных обстоятельствах. Еще в роддоме

0:00 16 грудня 2000

Сегодня исполняется ровно три месяца с момента исчезновения Георгия Гонгадзе, которое буквально потрясло украинское общество. Сначала потрясение вызвал сам факт бесследного исчезновения журналиста, затем в шок повергли детали его поисков. Но вряд ли три месяца назад кто-то мог предположить, что перипетии судьбы этого человека (пусть эти слова не покажутся кощунством -- они продиктованы надеждой на то, что Георгий жив) вскроют все язвы общества, заставят людей усомниться в существовании хоть чего-то, объединяющего нас в страну и дающего право называться европейской державой, поколеблют самые незыблемые принципы и поднимут на поверхность столько грязи.

Судьба журналиста, именуемая сейчас делом Гонгадзе, втянула в свою орбиту имена Президента Леонида Кучмы и офицера службы его охраны Николая Мельниченко, министра внутренних дел Юрия Кравченко и экс-премьера Павла Лазаренко, главу президентской Администрации Владимира Литвина и народного депутата Александра Волкова, лидера социалистов Александра Мороза и западные спецслужбы, близких коллег журналиста и его бывших начальников. Подозревают всех и во всем. Подозревают страну, потому что происходящее в ней, мягко говоря, трудно понять. Единственное, что не изменилось за эти три месяца, так это сведения о судьбе пропавшего журналиста -- никто не знает, где Георгий Гонгадзе…

До двух лет Гия молчал, а затем заговорил сразу на четырех языках — грузинском, украинском, польском, русском

А родился он 21 мая 1969 года в одном из тбилисских роддомов. Родился на двадцать минут позже своего брата-близнеца, которого… украли. Месяц назад в интервью «Киевским ведомостям» мама журналиста Леся Гонгадзе рассказывала:

- Я прекрасно помню сам момент их рождения и то, как они плакали на руках у медсестры. Роды были очень тяжелые, и когда я пришла в себя после наркоза, то увидела на запястье лишь одну бирку. В медицинскую карточку тоже был вписан лишь один ребенок. Мужу сначала сообщили о рождении двойни, а потом сказали, что один из них умер. Никаких документов — ни о рождении, ни о смерти второго моего малыша — в деле не было. Я требовала вернуть его мне или показать тело, но так ничего и не добилась. Женщина-главврач попросту выгнала меня из больницы, обозвав при этом самыми последними словами. А через год ее осудили. Статья в газете об этом процессе называлась «Волки» в белых халатах». Но ребенка мне так и не вернули. Через три года новый главврач показал мне документы, что ребенок умер. Но тогда, в 1968-м, никаких записей о смерти в документах роддома не было. Как-то я пошла к гадалке, а та посмотрела на кофейную гущу и говорит: «У тебя двое детей». Я возразила: «Один». -- «Неправда, я вижу две свечи»…

Детство Георгия Гонгадзе прошло в Тбилиси. В три года Гия пошел в детсад. По словам мамы, до двух лет он молчал, а затем заговорил сразу на четырех языках — грузинском, украинском, польском, русском. В школе Гия был на хорошем счету. Ходил на танцы, на рисование, на плавание. У него могло быть большое будущее в спорте. Но после школы Георгий поступил в Тбилисский институт иностранных языков на вечернее отделение, а днем работал слесарем в тепловом хозяйстве и продолжал заниматься спортом.

Его армейская служба прошла в Туркмении, под Ашхабадом. Георгий был сержантом, командиром роты. В 1989 году, когда Грузия начала борьбу за независимость, Георгий вернулся в Тбилиси и принял в ней самое активное участие. Когда через два года началась война, Гия пошел в качестве санитара. На передовой его ранило. Врачи насчитали у Георгия 26 ран…

В Украине он с конца 80-х годов. Сначала посещал Львов как представитель информационного центра Народного фронта Грузии, а затем стал студентом местного университета. Вполне естественно, что он поддерживал все тогдашние акции Руха и продолжал публичную борьбу за независимость, свободу вплоть до 16 сентября 2000 года.

В этот день, около десяти часов вечера он ушел из квартиры своей коллеги по интернет-газете «Украинская правда» Алены Притулы на встречу с дочками-близняшками и исчез. По сути, с этого момента на его имени сфокусировалось все внимание, все проблемы украинского общества. Так было задумано, или это всего лишь роковое стечение обстоятельств? Спустя три месяца после исчезновения журналиста ответ не известен. Что-либо утверждать не можем и мы. Поэтому попытаемся лишь восстановить ход событий в деле Гонгадзе. Увы, но во многом он напоминает фарс.

Вначале исчезновение журналиста связывали только с его профессиональной деятельностью

18 сентября, через два дня ведущие электронные и печатные СМИ сообщили о том, что в Украине пропал оппозиционный журналист. Была развернута беспрецедентная акция по привлечению внимания общественности и правоохранительных органов к поиску Гонгадзе. В заявлении крымской Ассоциации свободных журналистов значилось: «Случившееся должно заставить задуматься, в какой стране мы живем». К этому мнению в той или иной форме публично присоединились все, кто посчитал нужным. Или же кого попросили?

Этот вопрос -- отнюдь не риторический, поскольку через некоторое время после исчезновения ее руководителя интернет-газета «Украинская правда» написала: «Может показаться странным, что именно этот человек… стал символом оппозиционности в Украине». Возможно, странность заключается в том, что в журналистских кругах, да и среди читателей, известны куда более критически настроенные к действиям властей представители СМИ? Тем не менее в июле за Георгием велась слежка. Весьма откровенная и почему-то крайне непрофессиональная, даже демонстративная, о чем он написал в открытом письме на имя Генпрокурора. Правда, в этом ведомстве письмо долго не могли найти, а к Интернету, где оно было размещено, в Генпрокуратуре доступ, вероятно, имеет ограниченный круг сотрудников.

Между тем, первые версии причин исчезновения журналиста были связаны исключительно с его профессиональной деятельностью. На сайте «Украинской правды», который до середины сентября не значился в числе наиболее посещаемых, размещались перепечатки журналистских расследований относительно некоторых отечественных политиков. Имеются в виду материалы, в которых власть предержащих могли задеть за живое изложенные факты, а не эмоции. В числе пострадавших от журналистского пера значился народный депутат Александр Волков: о нем «Украинская правда» рассказала в начале сентября. А через два дня после пропажи Г. Гонгадзе в посольство Грузии позвонил аноним, чтобы на плохом русском рассказать о том, что видел Георгия в Московском районе Киева. Известны были анониму и причастные к исчезновению журналиста: в их числе -- народный депутат Александр Волков, министр МВД Юрий Кравченко и депутат Московсого райсовета Киева Владимир Кисель. О последнем в интернет-изданиях говорят как о киевском авторитете. Разрабатывалась ли эта версия правоохранительными органами, знает, возможно, коллега Гонгадзе Алена Притула, которую вместе с женой включили в состав следственной группы по поиску журналиста.

Ввиду отсутствия других версий журналисты предположили, что Георгию, видимо, могли отомстить оппоненты избранного в июне мэра Винницы Владимира Ваховского, в избирательной кампании которого участвовал Гонгадзе.

Что же касается правоохранительных органов, то они поспешили заверить коллег пропавшего журналиста, что таких масштабных мер по розыску человека в Украине не проводилось со времен поиска Михаила Бойчишина. И сообщили, что разрабатывают версию, связанную с участием Гонгадзе в грузино-абхазском конфликте в 1993 году. Мол, участие в войне на территории чужого государства у нас карается по закону -- наверное, Георгий, осознав это, решил скрыться…

Следствие «докопалось» даже до машины, разбитой Георгием когда-то в Турции

Не менее оригинально выглядело предположение, что журналист решил вернуться в Грузию, поскольку здесь, мол, на него оказывается политическое давление. Трудно представить, какую версию могли построить следователи на том, что Георгий когда-то в Турции разбил взятый напрокат автомобиль, поэтому оставил свой украинский паспорт в залог фирме, но с журналистами поделились и этой информацией. Сообщалось также, что Гонгадзе будто бы задолжал кому-то то ли тысячу, то ли пять тысяч долларов, и в связи с этим вынужден был скрыться. Когда же за неожиданными поворотами в деле Гонгадзе журналистам стало уже сложно уследить, вниманию общественности была предложена еще одна весьма любопытная версия.

Ее авторство принадлежит группе журналистов Петербургского Агентства журналистских расследований (кстати, именно ими была написана известная книга «Бандитский Петербург»). Расследование по делу Гонгадзе, как утверждает автор опубликованных в газете агентства «Тайный советник» результатов работы питерцев, проводилось по просьбе (?) украинских собратьев по перу.

В этой публикации говорится о том, что появившаяся на свет 17 апреля 2000 года «Украинская правда» первоначально имела некоторое отношение к людям из окружения секретаря СНБО Евгения Марчука. Якобы именно они и оказывали финансовую помощь газете. Но сотрудничеству не суждено было стать долгим: в мае в «Украинской правде» появилась критическая статья Алены Притулы о секретаре СНБО. Журналисты предполагают, что именно из-за резких оценок главного редактора интернет-издания, данных Е. Марчуку, редакции пришлось искать себе новый офис и спонсора.

В это время Георгий стал часто общаться с Лаврентием Малазонией, бывшим продюсером телеканала «1+1». Лаврентий якобы сделал Гонгадзе несколько финансово привлекательных предложений, но Георгий их отверг. По данным петербуржцев, Малазония, который уже несколько лет тесно связан с одним из весьма влиятельных украинских политиков, познакомил с ним и Георгия. Но на предложения политика оказать интернет-газете спонсорскую помощь Гонгадзе не спешил ответить согласием. Якобы его смущало то, что никаких конкретных требований в обмен на финансирование проекта политик не предъявлял. Авторы версии утверждают, что из-за этого Гонгадзе стал искать встречи с политическим оппонентом «протеже» Малазонии. Но этой встрече не суждено было сбыться: в «Украинской правде» опять за подписью Алены Притулы появилась весьма критическая статья о том, с кем хотел «навести мосты» Гонгадзе. Естественно, герой публикации обиделся, причем о его чувствах узнали многие журналисты. А через несколько дней Георгий исчез при странных обстоятельствах, единственным свидетелем которых была его коллега А. Притула.

Следователи (по крайней мере, так утверждает петербуржский журналист Константин Шмелев) обнаружили противоречия в некоторых показаниях Алены по поводу обстоятельств исчезновения Георгия. В частности, Георгий якобы 16 сентября в 21. 45 позвонил из квартиры А. Притулы своему приятелю и отправился в ближайший магазин за баночкой «Кити-Кэт» для Алениного кота. Корм он принес в 22. 00. Но дело в том, что в непосредственной близости от дома, где проживает А. Притула, есть всего один магазин, торгующий кошачьим кормом в столь позднее время. однако в электронной памяти кассового аппарата этого заведения такая покупка в тот вечер не была зафиксирована…

Почему Александр Мороз молчал целый месяц?

Наверное, разных версий относительно исчезновения Гонгадзе появилось бы еще немало. Но 15 ноября была обнародована информация о том, что в Таращанском районе под Киевом было найдено тело якобы Гонгадзе. Опознать его крайне сложно, поскольку оно вроде бы обработано химикатами. Но коллеги Георгия -- Алена Притула, Коба Алания и Лаврентий Малазония -- все же опознали его по браслету на руке и по перстню на пальце. По их просьбе был сделан рентгеновский снимок руки. Напомним, в 1993 году Георгий получил ранение, и осколки извлечены не были. Скорая экспертиза показала, что инородные предметы в кисти руки найденного тела есть. В тот же день судмедэксперт (!) Таращи выдал справку о смерти Г. Гонгадзе, и коллеги журналиста решили перевезти его в Киев. Но пока искали гроб и машину для транспортировки, тело… исчезло.

На следующий день появилась информация, что тело было отвезено в Киев на судмедэкспертизу. А таращанский судмедэксперт Игорь Воротынцев, выдавший справку о смерти Гонгадзе, оправдывал свои действия тем, что, мол, друзья же его опознали -- так чего ж не написать, что это Гонгадзе?..

На вопросы, почему для опознания тела были вызваны коллеги журналиста, а не его мать и жена, почему около суток никто не знал, куда делись из морга останки человека, почему никто не составил акта о вывозе тела в Киев, следственные органы ответить не успели. Случился «кассетный скандал».

28 ноября в Верховной Раде, а не в помещении следственных органов, народный депутат Александр Мороз заявил, что ему известны люди, организовавшие исчезновение Гонгадзе. Спустя несколько дней после этой сенсации стало известно, что Мороз, оказывается, владел «доказательствами» причастности Президента, министра внутренних дел и главы президентской Администрации к исчезновению журналиста еще в середине октября. Но почему тогда не торопился предоставить следствию информацию, вносящую ясность в дело Гонгадзе?..

Народный депутат, всегда подчеркивающий, что в государстве должно быть верховенство права, и вслед за офицером безопасности (который в бытность Мороза спикером парламента охранял его) заявивший, что действует во благо народу, почему-то не задумываясь помог выбросу незаконно добытого компромата. Ведь даже если гипотетически предположить, что аудиокассета окажется не фальшивкой, то ведь судебные органы правового государства не могут, не вправе рассматривать такую запись в качестве доказательства.

Во время обсуждения всех «кассетных вопросов» в последние дни в парламенте о самом Георгие Гонгадзе, пропавшем три месяца назад, почти никто не вспоминал. Даже парламентские следователи, занимающиеся делом журналиста, ничего нового об обстоятельствах его исчезновения не узнали. Между тем, народный депутат Роман Бессмертный сообщил в четверг в Верховной Раде, что тело в Тараще было подброшено… помощником одного из народных депутатов.

После этого в зале на несколько секунд воцарилась мертвая тишина. Вероятно, парламентарии сразу же припомнили, что представителем Таращанского изибрательного округа является Александр Мороз. Не его ли помощник несколько дней возил по району найденное под Таращей тело? Так или иначе, но в кулуарах на эту тему с журналистами говорить никто не стал. Лишь намекали, что, кажется, в таращанской больнице есть сотрудник, который выполняет обязанности помощника Мороза на общественных началах…

Кстати, после заявления Мороза в версиях, касающихся судьбы исчезнувшего журналиста, появились имена не только высших должностных лиц страны, но и экс-премьера Павла Лазаренко. Что касается последнего, то ему для получения политического убежища и во избежание тюремного заключения сроком более чем на три столетия весьма кстати оказываются обвинения руководства Украины в правонарушениях. На их основании в американском суде, может быть, и поверят словам Лазаренко, что его будто бы на родине притесняли.

Словом, предположений не счесть. Но все эти версии уже не имеют прямого отношения к судьбе Георгия Гонгадзе. Его имя, трагедию семьи, боль матери и незащищенность его детей политики используют в своих целях…

За политической шумихой, поднятой вокруг дела Гонгадзе, все забыли и о самом пропавшем журналисте, и о его детях, жене, матери, которые хотят хоть что-нибудь узнать о судьбе Георгия…

1282

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.