ПОИСК
Події

«Я взял нож и перерезал на ручках мальчика капроновые веревки, с которых лохмотьями свисала кожа»

7:00 17 лютого 2012
Інф. «ФАКТІВ»
В Николаевской области за жестокое воспитание сына суд приговорил мать к пяти годам лишения свободы

Мы стоим у здания суда в Очакове (Николаевская область), где рассматривается уголовное дело 33-летней Раисы Колиушко — матери шестерых маленьких детей (старшему недавно исполнилось восемь лет). Подруга подсудимой буквально грудью загораживает нам вход в судебный зал, куда мы с коллегой из местной газеты пытаемся попасть. «Это же не та ситуация, когда ребенка бьют на улице, — пытается убедить нас она. — Своя семья, как-то разберутся. Зачем газете лезть в чужие обстоятельства?» Журналистский интерес к этому процессу продиктован тем, что судебная практика в Украине в отношении жестоких родителей складывается весьма парадоксально. Даже в случае доказанного следствием чудовищного обращения мам и пап со своими детьми подсудимые, как правило, отделываются легким испугом — условным сроком. У нас считается нормальным оставить в семье мать, какой бы жестокой она ни была. Мол, зачем плодить сирот? Именно по этой причине Фемида зачастую занимает снисходительную позицию в отношении родителей-изуверов.

«Сразу даже не смог понять: то ли пацана били, то ли это следы от ожогов. На затылке кровь, ухо помято»

 — Если хотите знать мое мнение, то жестокие родители встречаются гораздо чаще, чем можно думать, — убеждена Ольга Передиренко, начальник Центра общественных связей николаевской областной милиции. — И милиция, как никто, знает, какой жестокой бывает родительская любовь. Причем в подавляющем большинстве случаев мамы наказывают детей буквально ни за что. Высекли пацана, тот заливается слезами: «Мам, за что?!» И слышит в ответ: «А ты подумай».

Подобный случай произошел минувшей осенью в одном из сел Очаковского района.

 — Семья Колиушко раньше жила в Николаеве, — рассказывает сельский голова Юрий Сибрук. — Когда у родителей было уже пятеро детей, супруги решили развестись. Глава семьи за какую-то провинность выгнал жену с детьми из дома. Его тесть, бизнесмен из Днепропетровска, купил в нашем селе недорогой домик и перевез сюда дочь с внуками. Было это года три назад. Мы тогда, конечно, даже не могли предположить, сколько хлопот это семейство всем доставит. Раиса недолго оставалась одна. Вскоре у нее появился мужчина (тоже житель Николаева), который нигде не работал. Минувшей осенью, в сентябре, у них родился еще один малыш.

В этой хате всегда веселье, полно друзей из города. Одни уезжают, другие приезжают — то крестины, то именины отмечают. Не наше, как говорится, дело совать нос в чужие дела, но эта семья вызывала тревогу. Во-первых, в доме зимой холодно. Раин отец привез пять пластиковых окон, чтобы снять старые, но их никто так и не поменял. Стояли-стояли те окна, а потом и вовсе исчезли. Может, продали и проели деньги, не знаю. Факт тот, что зимой дети стали болеть, один ребенок перенес воспаление легких, но Рая в больницу не спешила. «Вылечу народными средствами, зачем зря травить малютку химией?» — сказала она доктору и даже не пустила его в дом. Малыша все-таки госпитализировали, выходили.

С тех пор социальные работники стали постоянно наведываться к Раисе. В конце октября прошлого года меня как будто что-то потянуло зайти в их старенькую хату еще раз. Было примерно часов десять утра. Открываю дверь, зову-зову — никого. То есть никого из взрослых. Вижу, возле стенки ко мне спиной стоит мальчик лет трех-четырех. Руки поднял над головой, колготки мокрые, слегка приспущены. Подхожу и глазам не верю! Кисти рук у Вани связаны тонкой капроновой веревкой, причем давно, они все отекли, посинели. Я взял нож и перерезал на ручках мальчика веревки, с которых лохмотьями свисала кожа. Поворачиваю мальчика к себе лицом, а оно изуродовано. Не могу понять — то ли пацана били, то ли это следы ожогов. На затылке кровь, ухо помято. В любом случае, думаю, надо вызвать милицию. Ваня не плакал, не разговаривал. «Кто тебя так?» — спрашиваю. Он молчит. Позвонил медсестре, та примчалась и от увиденного чуть не потеряла сознание.

Местному участковому удалось выяснить, что мальчик был связан уже почти сутки. В село из Очакова немедленно выехала следственно-оперативная группа.

 — Я поставила сына в угол еще вчера перед обедом, — объяснила милиционерам Раиса, мама Вани. — Он должен был подумать над своим поведением.

«Она мать, поэтому ей виднее, как воспитывать», — защищает горе-родительницу подруга

Что ж такого страшного сделал четырехлетний Ваня? Над чем должен был «подумать»?

 — Утром родительница мальчика, отправляясь в магазин, оставила на плите приготовленную для грудничка молочную смесь, — рассказали «ФАКТАМ» в Очаковском районном отделении милиции. — Ваня проснулся, увидел кашу, как он сам говорит, и съел ее. Дома никого не было (отчим находился в это время во дворе), маленький братик спал, а кушать очень хотелось. Позже мама объясняла: Ваня с самого начала понимал, что каша предназначена не ему. Он и раньше не раз объедал малюсенького братика. И уже был наказан, но ему хоть бы хны. Вот тогда-то мать решила проучить сына за непослушание. «Ну как иначе научишь его уму-разуму? Чтобы надолго запомнил?» — возмущалась многодетная родительница. Молоденький лейтенант ответил ей: «Я не мама и не знаю, но уж точно не так».

 — Четырехлетний Ваня был госпитализирован в Николаевскую областную детскую больницу с ожогами лица, многочисленными гематомами и ушибами, — рассказывает врач-педиатр Виктория Бережнова. — Кроме него, в инфекционное отделение были доставлены братики и сестрички Вани, так как у четверых ребятишек обнаружили вирусную инфекцию. Все они были очень подавлены, напуганы.

На главный вопрос, откуда у Вани ожоги, предстояло ответить следствию.

 — Оказалось, что мама, вернувшись из магазина и не обнаружив каши, сварила завтрак малышу еще раз, — рассказывает Ольга Передиренко. — В воспитательных целях, схватив Ваню за шиворот, она сначала принялась кормить его этим горячим варевом, а после того как сын обжег губы и наотрез отказался открывать рот, стала тыкать его лицом в только что снятую с огня кастрюлю.

— Подследственную проверяли врачи-психиатры? — уточняю у Ольги Ибрагимовны.

 — Конечно. Оказалось, она вполне здорова, адекватна. «Просто у меня слабые нервы», — оправдывалась. В ходе следствия выяснилось, что это не единичный случай жестокого обращения Раисы с малышами. У всех без исключения ее детей обнаружены синяки.

— А какого возраста дети?

 — Самому старшему мальчику восемь лет, девочке — пять, Ване — четыре, младшеньким — три и два года, плюс сынишка-грудничок.

В тот день у Раисы гостила ее николаевская подруга Алина Свят (имя и фамилия изменены)

 — Это женщина постарше, — рассказывает Ольга Передиренко, — у нее уже взрослые дети. Алина встала за Раису горой: «У нее их шестеро, как не сорваться? Многим мамочкам знакома такая ситуация. Высекла, значит, заслужил. Ей виднее, как воспитывать. Может, слишком эмоционально, так это после родов бывает со многими. Всего два месяца, как из роддома!»

Поняв, что Раисе грозит реальный срок заключения, Алина решила ей помочь и взяла всю вину на себя. «На ночь я веревки с Вани сняла, а утром опять связала, — объясняла подруга следователю. — Думала, вернусь из магазина и освобожу его. Он очень упрямый — стоял, не просился отпустить. Значит, никаких выводов не сделал». «Вы и своих детей так воспитывали?» — поинтересовалась у нее. «Мои меня не выводили», — стала оправдываться. Но вскоре, сообразив, что дело серьезное — после такого вранья и сама может попасть под подозрение, отказалась от предложенной версии. Наоборот, сообщила следствию, что Ваню даже на ночь не развязывали, он так и спал. «Чтобы не убежал, Раин сожитель еще и ноги ему стянул веревкой», — уточнила Алина. Она откровенно рассказала и о других методах воспитания, которые применяла подруга. Если ребенок ночью, например, уписался, утром мама возила его лицом по мокрым простынкам, а то и вовсе могла макнуть носом в грязный горшок. Когда старшие дети шумели, мешая спать младенцу, мамаша заставляла их набрать в рот воды, и они по нескольку часов должны были не выплевывать и не глотать ее. Кто не выдерживал, наказывался еще изощреннее. Мать таскала детей за волосы и считала, что это вполне нормальное воспитание. «И что тут такого удивительного? — изумлялась Раиса. — А разве вы так у себя дома не делаете?»

К сожалению, многие родители считают своим законным правом бить детей. И если бы сельский голова случайно не заглянул в хату Раисы Колиушко, мать и дальше выходила бы из себя при малейшей детской шалости. Факт, что Раиса подвергла сына истязанию, подтвержден заключением судебно-медицинского эксперта. Поэтому Раиса вынуждена была признать, что лично довела Ваню до такого страшного состояния.

«Никто не говорит, что деткам будет хорошо без мамы, зато их никто не убьет и не замучает до смерти»

 — Это моя ошибка, что не развязала Ваню, — призналась в суде Раиса. — Простите, больше не буду. Вообще-то я очень редко била своих деток.

Между тем государственный обвинитель представил суду убедительные доказательства того, что подсудимая постоянно жестоко обращалась со своими детьми.

 — И все же я не верю, что родительница понесет заслуженное наказание, — перед судом поделилась своими сомнениями моя коллега, николаевская журналистка. — Недавно на Николаевщине был случай, когда мамочка за смерть маленькой дочери в аналогичном процессе… заплатила 600 гривен штрафа. А в соседнем районе к условному лишению свободы приговорена мамаша, которая смертельно ранила своего одиннадцатилетнего сына — отбила ему селезенку. Потом она врала следователю, будто парень подрался с кем-то на улице. Медикам не удалось спасти мальчика…

Вопреки ожиданиям, приговор Очаковского районного суда был суров. У родственников подсудимой он вызвал настоящий шок. Раиса Колиушко приговорена к пяти годам лишения свободы. И не условно, а вполне реально.

 — Тот, кто хоть раз видел глаза без вины наказанного ребенка, никогда не скажет, что приговор слишком суров, — комментирует ситуацию Анна Кушнир, начальник службы по делам детей Очаковской районной администрации. — Ведь и раньше на Колиушко составлялись административные протоколы за то, что не пускала детей в сельский детский садик, хотя он находится совсем рядом с ее домом. Ей всегда почему-то некогда было пройти медосмотр с детишками. Живет семья, конечно, тяжело, им остро не хватает средств, но ведь причина обнищания в первую очередь в том, что мать совершенно не умеет заниматься домом и вести хозяйство.

Анна Кушнир рассказывает, что одного ребенка Раиса сразу после рождения оставила в роддоме, написав отказ от сына. Правда, со временем она одумалась и все-таки забрала его домой. После этого инцидента детские службы областного центра пристально следили за многодетной семьей, но претензий к Раисе у них не было. Ситуация изменилась после развода с мужем — женщина стала постоянно срываться на детях.

О том, что горе-мамаша отправилась за решетку на пять лет, ее сыновья и дочери еще не знают. Пятеро старших ждут решения своей участи в Первомайске, а шестимесячного младенца направили в Николаевский дом малютки — до тех пор, пока суд не определит, что с ним делать дальше.

 — Вероятнее всего, Раиса будет лишена родительских прав в отношении всех деток, — говорят специалисты Очаковской районной службы по делам детей. — Безусловно, нельзя предполагать, будто им будет хорошо без мамы, зато появилась гарантия, что никто не убьет и не замучает до смерти этих мальчиков и девочек.

P.S. Имена и фамилии родителей и детей изменены по этическим соображениям.

1100

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.