ПОИСК
Події

Мошенник, лишивший квартиры киевского художника, представился милиционером

7:45 23 жовтня 2012
Алексей Попандопуло недавно узнал, что его квартира в центре Киева... была продана пять лет назад. Милиция возбудила уголовное дело

— Если бы я не решил продать свою однокомнатную квартиру в центре Киева, наверное, до сих пор не знал бы, что ею завладели мошенники, — говорит 58-летний художник Алексей Попандопуло. — О том, что аферистов в столице хоть отбавляй, я слышал уже не раз. Но даже предположить не мог, что тоже стану их жертвой. За все годы, которые я прожил в квартире на Стрелецкой, ко мне ни разу не приходили подозрительные люди, не уговаривали продать жилье или что-то подписать. Да и документы я никогда не терял. Вот почему в то, что моим жильем уже давно владеют незнакомые люди, поверил не сразу.

«Хотя квартира уже была арестована, женщина каким-то образом смогла там прописаться»

Чаще всего Алексея Попандопуло — художника с 50-летним стажем — можно увидеть на майдане Незалежности. Он зарабатывает на жизнь рисованием портретов. Другие его картины продаются на Андреевском спуске. Раньше у талантливого мастера было много клиентов, но сейчас портреты мало кому интересны.

— Заработки упали до неприличия, — качает головой Алексей. — Сейчас большинство туристов фотографируются, рисованные портреты им не нужны. Поэтому живу я, мягко говоря, небогато. Единственное, чем владею, — это квартира в центре города, которую можно было в случае чего хорошо продать. Об афере я узнал случайно. Прошлой зимой поскользнулся на лестнице и попал в больницу с двумя переломами тазобедренной кости. Следующие четыре месяца не вставал с кровати. Живу я один, поэтому ухаживать за мной было некому. Благо, помогли знакомые. Естественно, хотелось их отблагодарить и отдать долги всем, у кого я занимал на лекарства. Вот и решил продать квартиру. Посудите сами — стоит она дорого, за эти деньги я вполне мог купить себе что-нибудь поскромнее и подальше от центра. Помочь в этом я попросил своего друга Андрея.

— Тогда-то и открылась правда, — вступает в разговор художник Андрей Потопальский. — Я нанял брокеров, которые помогли бы выгодно продать квартиру и нашли бы Алексею новое жилье. Когда они уже собирали документы, в БТИ вдруг выяснилось: квартира Леши принадлежит... некой Елене Грицевой (имя и фамилия изменены. — Авт.). Я несколько раз переспросил: какой такой Елене?! И при чем здесь она, если Леша никому ничего не продавал? В БТИ от подробностей воздержались. Сказали только, что квартира была продана еще в 2007 году. Но почему тогда в ней никто не появлялся? Все эти годы Леша исправно оплачивал коммунальные услуги, и новые собственники ни разу не приходили!

— Имя новой владелицы мне тоже ни о чем не говорило, — хмурится Алексей. — Ни с какой Еленой Грицевой я не был знаком. Мы написали заявление в милицию. К счастью, там сразу начали разбираться. Главное доказательство того, что я никому не продавал свою квартиру, было у меня на руках — это договор купли-продажи, который остался после приобретения жилья. По закону, если бы я кому-то решил продать свою квартиру, оригинал предыдущего договора купли-продажи я должен был отдать.

Тем временем милиция начала искать новую владелицу жилья Елену Грицеву. Это оказалось непросто — в Вышгороде Киевской области, где женщина была прописана, ее не оказалось.

— Мы нашли только ее сестру, — рассказывает Андрей Потопальский. — Увидев сотрудников милиции, она разволновалась и заявила, что не знает, где Елена — мол, они не поддерживают связь. В разговоре выяснилось, что под Вышгородом у Грицевой есть дача, и мы объездили весь Вышгородский район. Но бесполезно — саму Елену Грицеву не нашли, и никто о ней ничего не слышал. Тем временем на квартиру Леши милиция наложила арест. Вскоре Грицева засветилась сама. Несмотря на то, что квартира уже была арестована, женщина каким-то образом смогла там прописаться. Ее вызвали на допрос в милицию.

— Как сейчас помню: допрос и очную ставку назначили на среду, — говорит Алексей Попандопуло. — А во вторник утром ко мне в квартиру кто-то позвонил. Открыв двери, я увидел мужчину весьма представительного вида. «Я следователь вышгородской милиции, — назвав фамилию, он показал удостоверение. — Приехал по делу о вашей квартире». «А почему сегодня? — удивился я. — Очная ставка ведь только завтра». «Завтра это завтра, — сказал мужчина. — А мне нужно кое-что проверить. Вы знаете эту женщину?» И он показал мне копию паспорта Грицевой Елены Владимировны. Наконец-то я узнал, как она выглядит. «Первый раз вижу, — ответил я. — Так это и есть мошенница?» «По всей видимости, да, — сказал следователь и дал мне чистый лист бумаги. — Тогда напишите здесь, что вы ее не знаете, и распишитесь». Я сделал все, что он попросил. Милиционер уже собрался уходить, как вдруг обратил внимание на стоявшие в коридоре картины. «Так вы художник, — говорит. — А мой портрет нарисовать можете? Я бы к вам на Майдан пришел, но совсем, знаете ли, нет времени. Нарисуете?» Конечно, я не мог отказать. Милиционер все-таки. Денег я с него не взял.

Когда на следующий день Алексей Попандопуло пришел в Шевченковское райуправление и рассказал о визите вышгородского милиционера, следователь удивился: «Как, вы говорите, фамилия? И зачем он вообще к вам приходил?» А перезвонив в Вышгород, сказал: «Не знаю, кто у вас был, но сотрудника с такими данными нет ни в Вышгороде, ни в Вышгородском районе».

«Ничего не помню, — заявила нам нотариус. — Но противозаконных действий я не совершала!»

— Дальше — больше, — качает головой художник. — Поняв, что дело нечисто, следователь поднял базу розыска квартирных мошенников. И среди них я нашел милиционера, который ко мне приходил! Оказалось, это Виталий Колышев (имя и фамилия изменены. — Авт.) — человек, который находится в розыске за квартирные махинации в Подольском районе столицы. Получается, ко мне приходил разыскиваемый милицией аферист, взял у меня образец подписи и, словно издеваясь, еще и уговорил нарисовать его портрет! Впрочем, в какой-то степени мне это помогло — пока я рисовал, успел хорошо запомнить черты его лица и без труда опознал на фотографии. Оказалось, что именно этот человек сыграл главную роль в афере с моей квартирой.

— Что вы имеете в виду? — уточняю. — Ведь вашу квартиру «купила» некая Грицева.

— Да, — говорит Андрей Потопальский. — Но, как выяснилось, через этого Колышева. Судя по документам, Леша якобы выписал доверенность на Колышева, после чего тот на основании этого документа продал квартиру Грицевой. Но что интересно: подпись в доверенности не похожа на подпись Алексея — это видно невооруженным глазом. Более того, оригинала предыдущего договора купли-продажи на эту квартиру, который по сей день хранится у Леши, у мошенников не было. Они решили выйти из ситуации следующим образом: нашли копию того договора. Возникает вопрос — где они ее взяли, если Леша свои документы никому не давал? Ответ я узнал от своих знакомых в правоохранительных органах — оказалось, что копию договора аферистам дала нотариус, которая в свое время удостоверяла сделку Леши с бывшими владельцами этой квартиры. Когда Алексей покупал жилье, оригинал договора купли-продажи остался у него, а копия — у нотариуса. Не знаю, как мошенники ее уговорили, но таким образом они завладели копией документа.

Не менее интересно и то, как прошла сама продажа. Ведь закон запрещает заключать сделки по копиям(!) документов. Нотариус не имела права заверять такой договор, однако сделала это. Когда мы с Лешей пришли к ней, она сначала вообще отказывалась говорить, а потом, явно волнуясь, сказала: «Вы знаете, а я... ничего не помню. И в архивы смотреть не буду — все равно там ничего не найду. Но противозаконных действий я не совершала!» «А этого человека вы узнаете?» — спросил я, указав на Лешу. «Не... не знаю, не помню, — нотариус еще больше заволновалась. — По-моему, я его где-то видела». На этом наш разговор закончился.

— А у меня тем временем состоялась очная ставка с новой владелицей моей квартиры Еленой Грицевой, — вспоминает Алексей Попандопуло. — Это женщина пенсионного возраста, в прошлом клерк Национального банка Украины. Грицева не проронила ни слова и сидела, опустив глаза. За нее говорил адвокат. Он, как и следовало ожидать, заявил, что все было законно — дескать, им продал квартиру Виталий Колышев, которому я выписал доверенность. Адвокат Грицевой сказал, что его клиентка понятия не имела о том, что Колышев находится в розыске за квартирное мошенничество, и уж тем более не могла знать, что по копиям документов сделки не заключаются.

«Пока милиция разбирается, Леша может оказаться на улице»

В милиции возбудили уголовное дело. А Елена Грицева, завладевшая квартирой художника, подала на Алексея Попандопуло в суд — дескать, он препятствует ей пользоваться ее имуществом.

— Аферисты решили сработать на опережение, — негодует Андрей Потопальский. — Наши просьбы приостановить процесс в связи с тем, что по этому случаю возбуждено уголовное дело, никто не услышал. Елена Грицева в суде так и не появилась, хотя я не раз заявлял о необходимости ее допросить. Чтобы понять, что Алексей стал жертвой аферы, судье достаточно было обратить внимание на то, что сделка купли-продажи совершалась по копиям(!) документов. Но судья даже не посчитал нужным допросить нотариуса. И не назначил почерковедческую экспертизу, которая бы подтвердила, что на доверенности Леша не расписывался. Колышев в суд, естественно, не явился, ведь он в розыске. Но даже этот факт не помешал судье вынести решение в пользу... Елены Грицевой! Логика была элементарной — дескать, есть договор купли-продажи? Есть. Вот и все. И не важно, кем и при каких обстоятельствах он был подписан.

Художника обязали освободить квартиру. Алексей Попандопуло подал апелляцию и иск — с требованием признать сделку Грицевой и Колышева незаконной.

— Возможно, мы не стали бы этого делать и дождались результатов следствия, если бы Грицева не начала настаивать на выселении Леши, — говорит Андрей Потопальский. — В первую очередь, конечно же, должна разобраться милиция. Но за это время Леша может оказаться на улице. Хоть убейте, не понимаю, как при явных признаках аферы и возбужденном уголовном деле суд мог принять такое решение. Вся надежда на апелляцию. Кстати, после одного из заседаний ко мне подошел адвокат Грицевой. «Ну что, будем договариваться?» — спросил. «О чем? — не понял я. — Оставьте Алексея в покое и отдайте ему квартиру — вы ведь знаете, что никому он ее не продавал». «Да, вашего Алексея «кинули», — согласился адвокат. Больше он ничего не предлагал.

Мы, кстати, выяснили еще один любопытный факт. Оказалось, что сын Грицевой в свое время был подозреваемым по тому же делу о квартирном мошенничестве, что и разыскиваемый Колышев. Но тогда его так и не привлекли к ответственности за недостаточностью улик.

Комментариев по поводу ситуации с художником Алексеем Попандопуло нотариус Нина Леонтьева (которая, судя по документам, заверяла сделку купли-продажи злополучной квартиры) журналистам не дает. С женщиной удалось пообщаться только телеканалу «Интер».

— Все было законно, — заявила Нина Леонтьева. — Алексей Попандопуло приходил на сделку лично. Никакого Колышева я не знаю.

Странно, что нотариус совсем не подготовилась к встрече с журналистами, ведь сказанное ею в эфире противоречит официальным записям. Если верить документации, Алексей Попандопуло не продавал свою квартиру сам — вместо него на сделку ходил Колышев, у которого была доверенность от художника.

Кстати, Нина Леонтьева в свое время «засветилась» в не самой приятной истории с доктором Василием Новицким, реализовывающим в Австрии препарат от рака «украин». Как известно, несколько лет назад Новицкий заявил, что стал жертвой квартирной аферы — пока он был за рубежом, его квартирой в Киеве завладели другие люди. Суды по тому делу идут до сих пор. Сомнительные сделки тогда тоже заверяла Нина Леонтьева.

— Возбуждено уголовное дело, идет расследование, — прокомментировал «ФАКТАМ» ситуацию прокурор Шевченковского района столицы Сергей Нечипоренко. — Дело находится на прокурорском контроле. На сегодня есть результаты почерковедческой экспертизы, которые не дают четкого ответа на вопрос, принадлежит ли подпись в доверенности художнику Алексею Попандопуло. В связи с этим следователь назначил дополнительную экспертизу, которая будет проводиться в другом городе. Образцы почерка Попандопуло туда уже направлены, мы ожидаем результатов.

Что касается человека, на которого художник якобы выписал доверенность, то он действительно находится в розыске за мошенничество. Также мы можем подтвердить, что сын нынешней владелицы квартиры ранее подозревался в совершении афер с недвижимостью.

Конечно же, выслушав Алексея Попандопуло и получив комментарий от правоохранителей, мы захотели услышать точку зрения самой Елены Грицевой.

— Моя клиентка не будет с вами разговаривать, — сказал журналистам адвокат Грицевой Александр Андрейко. — И я тоже не дам вам никаких комментариев.

— Вот здесь моя квартира, — художник Алексей Попандопуло показывает мне старинный пятиэтажный дом, который находится рядом с Министерством юстиции Украины. — Хотя я не уверен, что могу называть ее своей. Я уже забыл о том, что такое нормальный сон — невозможно смириться с мыслью, что со дня на день я рискую оказаться на улице. Спасибо прокурору Шевченковского района Сергею Нечипоренко — только благодаря его вмешательству расследование дела не стоит на месте. После того, что со мной случилось, я начал общаться с людьми, которые тоже стали жертвами афер в Киеве и сейчас борются за свое жилье. У кого-то получается, а кто-то годами не может ничего добиться. Но все они сошлись в одном: мне еще крупно повезло. Своим спонтанным решением продать квартиру я испортил мошенникам все их планы. Скорее всего, они рассчитывали еще пару лет подержать меня в неведении, после чего, например, отравить. И все — квартира в их собственности. И мало того, что бороться за нее было бы некому, кто бы и что потом доказал?

* «В этом доме и находится моя квартира, — говорит Алексей Попандопуло. — Хотя я уже не уверен, что могу называть ее своей» (фото автора)

2788

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.