ПОИСК
Події

Выживший в аварии на «Стироле»: «Меня обожгло холодом, и я не смог подняться на ноги. Из зоны выброса аммиака выбирался на четвереньках...»

6:00 10 серпня 2013
Владимир Романенко считает, что спасся благодаря противогазу, хоть он и не слишком эффективен при высокой концентрации аммиака

В четверг, 8 августа, в Донецкой области на Енакиевском металлургическом заводе во время выполнения ремонтных работ в одном из цехов четверо работников отравились углекислым газом. Пострадавших госпитализировали, а на заводе комиссия начала расследовать причины произошедшего.

В тот же день в донецкой Горловке прощались с погибшими во время аварии на заводе «Стирол». Как ранее сообщали «ФАКТЫ», 6 августа на одном из участков предприятия произошел аварийный выброс аммиака из разгерметизировавшегося трубопровода. Пять работников завода погибли, еще 24 получили отравление аммиаком, химические и термические ожоги дыхательных путей и повреждение мочеполовой системы. Один из госпитализированных скончался в больнице спустя два дня после аварии. Двое пострадавших все еще находятся в тяжелом состоянии, но врачи дают благоприятные прогнозы на их выздоровление. Родственникам погибших владелец предприятия пообещал выплатить по миллиону гривен.

«Он мог спастись, но вернулся назад — проверить, не остался ли кто-то в зоне поражения»

«У Виктора две записи в трудовой книжке: воинская часть, где мы с ним прослужили пять лет, и завод. Такие люди, закрывая амбразуру своим телом, спасают других», — сказал, провожая в последний путь 43-летнего бригадира монтажников Виктора Горбунова его армейский друг Сергей.

*Сорокатрехлетнего Виктора Горбунова в последний путь провожали всем коллективом. Ценой собственной жизни он помог спастись другим

Юрий Суховой, механик цеха ремонта и реконструкции, в котором 12 лет проработал Горбунов, предположил: «Думаю, Виктор помог выбраться из эпицентра опасности как минимум троим рабочим. Он мог уйти из зоны поражения, но вернулся назад в цех — проверить, не остался ли там кто-то. Ведь люди запаниковали и, спасаясь от газа, ложились на землю, чего при выбросе аммиака делать категорически нельзя».

У рабочих, оказавшихся в непосредственной близости от прорвавшего трубопровода, шансов выжить было ничтожно мало: тяжелый газ мгновенно опустился, вытеснив кислород. Малоэффективными при столь высокой концентрации аммиака оказались и противогазы. Работавший на злополучном аммиакопроводе 46-летний сварщик Николай Степанский погиб мгновенно. Его сын, молодой работник завода, находился дальше от места выброса, потому успел спастись.

У погибшего 35-летнего Вячеслава Олейника остался восьмилетний сын. У 35-летнего Виктора Артемова, который умер в тот день, когда хоронили его товарищей, тоже остался маленький сыночек — всего трех месяцев от роду. А 26-летний Александр Кытманов погиб в свой первый рабочий день...

Родные погибших и пострадавших не скрывают: они понимали, что производство, на котором трудятся их близкие, опасное. «Ну, почему ты не уволился, ты же давно хотел уйти? Сколько раз я тебя об этом просила?» — причитала у гроба Виктора Горбунова его дочь Карина. Но, увы, найти более безопасную работу в Горловке непросто. Выбор невелик — либо на химзавод «Стирол», либо в шахту. Поэтому люди с радостью трудоустраиваются на предприятие со стабильной зарплатой.

— В родной Пантелеймоновке (маленький поселок городского типа неподалеку от Горловки. — Авт.) мне работать негде: огнеупорный комбинат закрылся. Вот я и устроился на «Стирол, — говорит выживший после аварии 43-летний связист-электромонтер Владимир Романенко.

*После лечения 43-летний связист-электромонтер Владимир Романенко намерен вернуться на завод

Мужчина признается, что его бывшей гражданской жене накануне трагедии приснился плохой сон. Она по телефону сообщила об этом Владимиру. Но, провозившись полночи с ремонтом домашней электроники, он забыл о предупреждении и спокойно отправился на работу.

— Я регулировал центральный пульт связи, находящийся в бытовом вагончике. Вдруг вагончик содрогнулся от взрыва, и я увидел, как в мою сторону движется облако пара, — вспоминает Владимир, — и уже через две-три секунды все вокруг накрыла густая пелена. В мгновение ока я успел надеть противогаз и выбежал из бытовки. Но сориентировался не слишком удачно: облако аммиака, от которого нужно было убегать, с порывом ветра изменило траекторию своего движения...

Еще через пару секунд белая пелена опускавшегося вниз аммиачного конденсата стала настолько плотной, что Владимир перестал видеть, куда бежит. Врезавшись в бетонную колонну, он упал, противогаз с него слетел...

— Уже на ощупь я снова натянул противогаз и почувствовал, как мне колючим холодом обдало, пардон, гениталии, — мужчина содрогается, заново переживая случившиеся. — Температура конденсата аммиака при соприкосновении с атмосферным воздухом составляет минус 30 градусов. Меня обожгло холодом, и я уже не мог подняться на ноги, поэтому передвигался на четвереньках, пока не нащупал руками какую-то опору. Потом уже сквозь рассеивающийся туман увидел ряд бочек, до конца которых нужно было добраться. Мне повезло.

В своей палате в Донецком областном клиническом объединении имени Калинина Владимир, пожалуй, самый бодрый. Лежащие рядом 53-летний Игорь Баринов, а также молодые 23-летние рабочие Максим Переверзев и Николай Кузмич, находившие в непосредственной близости от эпицентра аварии, заходятся от кашля и с трудом открывают обожженные глаза.

Привезшая в больницу еду, мама Николая Кузмича рассказала, что по профессии ее сын... ювелир. И уже нашел было в столице работу по специальности. Но поскольку приходилось арендовать жилье, а даже койко-место в комнате вместе с кем-то в Киеве стоит недешево, перспектив в таком существовании не было, и Николай вернулся в родной город. Едва успев устроиться на завод, попал в аварию...

«Как двухмесячный ребенок мог задохнуться, если не лежал на спине? Он ведь еще не может сам переворачиваться!»

Родные погибших и пострадавших — жители поселка Мирный, который находится в двух километрах от завода, считают, что их должны были своевременно оповестить об аварии. Но этого почему-то никто не сделал.

Начальник управления гражданской защиты населения Горловки Александр Павелко говорит, что включать систему оповещения не было необходимости: это лишь вызвало бы напрасную панику. «Авария носила локальный производственный характер, — заявил он. — По результатам лабораторных исследований атмосферного воздуха в санитарно-защитной зоне завода превышения предельно допустимых норм концентрации аммиака в атмосфере не установлено».

Люди думают иначе. Они жалуются на то, что из-за близкого соседства с заводской трубой и взрослые, и дети постоянно страдают заболеваниями дыхательных путей. А в воздухе нередко несет тухлыми яйцами (именно такой запах характерен для паров аммиака. — Авт.).

— Даже сейчас запах ощущается, а в день аварии он был особенно едким, — утверждает житель поселка Александр Кириллов, кивая в сторону завода. — Многие жалуются, что этот «аромат» вызывал резь в глазах и покалывание на губах, повышение давления, слабость в ногах.

Мать двухмесячного мальчика на следующее утро после аварии нашла сына мертвым в его кроватке. Смерть малыша женщина связывает именно с аварией на химзаводе. Вчера Ольга с мужем забрали тело крохи Родиона из морга.

— Мне сказали в морге, что у ребенка отек легких, — говорит 26-летняя Ольга Кондратьева. — Отчего? У меня был здоровый мальчик. Я в тот вечер, ложась спать, поцеловала сыночка, и он махнул мне ручкой, а утром я нашла его мертвым. Я закричала, муж проснулся, мы сразу же вызвали врачей, милицию... Если бы мы знали, что был выброс аммиака. Мы ведь летом форточки дома никогда не закрываем. И весь тот день они были открыты. А об аварии узнали уже вечером, посмотрев новости по телевизору...

По словам Лилии, тети мальчика, в свидетельстве о смерти Родиона указано, что малыш умер... почти на сутки раньше, то есть еще до аварии на заводе. Ольга и Евгений, родители Родиона, утверждают, что это неправда. Такое противоречие еще больше укрепило их подозрения в том, что смерть ребенка связана с выбросом аммиака, но официальные лица придерживаются другого мнения.

— Нам сначала говорили, что ребенок задохнулся. Но как же он мог задохнуться, если не лежал на спине? — недоумевает мама Родиона. — Он ведь еще не может сам переворачиваться, еще головку не держит, ему всего два месяца. Личико у него было не синюшное, а беленькое, а вот на спинке как раз синюшные пятна появились. И пена вокруг рта была, и сукровица из носика... Очень похоже на отек легких, а в заключении написали, что, мол, внезапная детская смерть.

Как уверяют в областном управлении здравоохранения, по предварительным данным вскрытия, смерть малыша с выбросом на «Стироле» не связана.Но окончательные выводы будут сделаны лишь после судмедэкспертизы, на которую правоохранители отправили биоматериалы. Ольга и Евгений воспитывают двух дочерей — шести и четырех лет. Родион был их долгожданным сыном...

4581

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.