ПОИСК
Події

«Знаете, какая цена назначена за ваши головы? 50 тысяч долларов!»

8:00 6 вересеня 2013
Інф. «ФАКТІВ»
Два товарища, узнав о том, что бывший компаньон нанял киллера и требует предъявить видеосъемку их расстрела, с помощью киношников сняли леденящий душу ролик и обвели вокруг пальца заказчика

Закадычным друзьям Константину Герасименко и Вячеславу Зваричу поневоле пришлось стать героями захватывающего триллера. Правда, малейшая ошибка могла стоить им жизни, ведь все события происходили на самом деле. «Фильм» начался с телефонного звонка приятеля. Тот сказал, что надо встретиться, дело, мол, срочное. «У меня две новости, — сообщил товарищ. — Плохая: бывший компаньон хочет вас убить. Он нашел киллера. Тот приедет в Киев через три дня. А теперь хорошая новость: исполнитель никого в городе не знает и по счастливой случайности обратился ко мне. Что будем делать?»

«Бизнес-партнер пользовался деньгами нашей фирмы для погашения долгов своего предприятия»

— Я предчувствовал: что-то должно случиться, — говорит 40-летний столичный бизнесмен, в прошлом чемпион Советского Союза по греко-римской борьбе Вячеслав Зварич. — За несколько дней до этого мне приснился сон. Я иду по осеннему саду, под ногами шуршит листва, и вдруг передо мной появляется глубокая яма. Подхожу к краю, заглядываю: внизу стоит моя покойная бабушка и смазывает стены ямы мокрой глиной. «Бабушка, что ты делаешь? — кричу ей во сне. — Погоди, я тебя вытащу!» Бегу за лестницей, ищу ее повсюду, мучаюсь вопросом: как спасти бабушку? Сон оказался вещим: бизнес-партнер вырыл нам яму. А покойная бабушка хотела предупредить о надвигающейся опасности.

— Мы со Славой владеем охранным агентством, — вступает в беседу 41-летний Константин Герасименко. — Сначала Анатолий Найденов (имя изменено. — Авт.) был просто клиентом. Он ведет строительный бизнес, наша фирма охраняла его объекты. Узнав, что я и Слава являемся вице-президентами столичной федерации греко-римской борьбы, Анатолий попросил нас ввести его в круг известных спортсменов. Объяснил: новые связи помогут расширить бизнес. Ну мы и познакомили его с кем надо. Потом начали тренироваться вместе.

Как-то незаметно Найденов стал нашим другом. Однажды Анатолий предложил, чтобы документацию охранного агентства вела принадлежащая ему аудиторская компания. Постепенно все дела, связанные с финансами, перешли в ведение бухгалтеров Найденова. Поначалу мы были довольны, ведь головной боли стало меньше, а свободного времени больше. Но потом начались проблемы.

Нашим сотрудникам на несколько дней задерживали зарплату. Когда мы приходили в офис Найденова забирать наличные, компаньон вынуждал ждать в приемной по два-три часа. Случайно мы узнали, что Анатолий пользуется деньгами нашего предприятия, чтобы погашать долги и кредиты своей фирмы. Из-за этого и происходили задержки. Мы разорвали деловые отношения с Найденовым. Однако часть наших денег «затерялась» на счетах его компании. Сумма солидная — 100 тысяч долларов.

Пытались решить проблему мирным путем. Но Анатолий избегал встреч, не отвечал на телефонные звонки. Тогда мы взяли охранников и перекрыли выход из его офиса. Найденов побоялся выйти, прислал своего зама. Тот пообещал, что в ближайшее время деньги поступят на наш счет. Средства они действительно перечислили — 5 тысяч долларов, то есть 20-ю часть долга. После этого мы еще раз встретились с бывшим компаньоном, который заявил: «Какие претензии? Я отдал всю сумму». В общем, расстались мы врагами.

— Второго января 2013 года мне позвонил приятель-кавказец, — продолжает Вячеслав. — Назначил встречу в ресторане, попросил, чтобы Костик тоже приехал. Сидим мы, значит, пьем чай, и вдруг Рустем говорит: «Ребята, вас «заказали». (Подробности того, как киллер вышел на общего приятеля Вячеслава и Константина и попросил о помощи, не разглашаются в интересах следствия. Имя главного свидетеля изменено с целью его безопасности. — Авт.) Мы, конечно, не поверили. Посмеялись, дескать, до первого апреля еще далековато. Рустем помрачнел: «Парни, я не шучу. Киллер мой земляк. Через несколько дней он прилетит из Азербайджана. Чтобы создать себе алиби, Найденов с любовницей укатил на Мальдивы... Не верите? Тогда встретимся завтра. Прихватите видеокамеру и фотоаппарат».

«Заказчик хочет побольше крови и свидетелей»

— Мы действительно не верили Рустему, — рассказывает Константин. — Думали, кто-то из друзей решил нас разыграть. Может, снимают сюжет скрытой камерой для телешоу. Тем не менее на следующий день прибыли по указанному адресу. Там находится станция техобслуживания. Рустем пошептался с мастерами, те провели нас к «Мерседесу-630» черного цвета, дали ключи. «Это Найденов придумал поставить машину на ремонт, — объяснил Рустем. — Сказал автомеханикам, что водитель, то есть киллер, заберет. Знаете, какую цену он назначил за ваши головы? Пятьдесят тысяч долларов! Не пожлобился. Видно, сильно вы ему насолили».

Рустем открыл бардачок, вытащил оттуда пакет и отдал мне. Я развернул сверток и похолодел. Там лежали... наши фотографии. Снимки были сделаны в 2010 году, когда мы вместе с Найденовым баллотировались в депутаты Подольского райсовета столицы. Все материалы предвыборной кампании, включая эти фото, хранились в офисе бывшего компаньона. Значит, Рустем говорил правду. Из состояния шока меня вывели его слова: «Включай камеру, снимай. Когда пойдешь в милицию, это пригодится. Пистолет спрятан на съемной квартире».

— По словам Рустема, его земляк, Ашот (имя изменено. — Авт.), не хотел брать грех на душу и попросил найти исполнителя в Киеве, — продолжает Константин. — Договорились так: Рустем подыщет подходящего человека, которому и передаст заказ. Ашот прилетит из Баку, проверит «работу». Если все нормально, киллер получит 20 тысяч долларов, а оставшиеся 30 тысяч Рустем с Ашотом разделят между собой. Мы со Славиком решили перехитрить и исполнителя, и заказчика. Рустем согласился нам подыграть.

Почему мы сразу не обратились в силовые структуры? Опасались, что у Найденова там есть информаторы. Хотели собрать неопровержимые доказательства преступного замысла, чтобы потом со всем этим прийти в милицию.

Детали предстоящего убийства Рустем обсуждал с Ашотом по скайпу. Мы сидели рядом (в стороне от компьютера) и записывали разговор на диктофон. Ашот сказал: «Заказчик хочет, чтобы их расстреляли возле офиса или во дворе дома. Так, чтобы было много крови и свидетелей». Рустем убедил Ашота отказаться от этой идеи. Взамен предложил «сделать все тихо руками чеченцев». Дескать, он уже переговорил с киевской группировкой и чеченцы согласились выполнить заказ.

На следующий день Рустем доложил земляку: «Их схватили на выходе из спортзала. Затолкали в машину и отвезли за город. Держат в подвале. Что делать дальше?» Ашот передал информацию Найденову (они тоже общались в скайпе. — Авт.). Тот не поверил: мол, чтобы скрутить профессиональных борцов, нужны как минимум десяток крепких мужчин. Рустем выкрутился: «Четверо чеченцев переоделись в милицейскую форму. Еще восьмеро подъехали на микроавтобусе. Спортсмены так испугались, что даже не сопротивлялись». Потом стали обсуждать, как лучше нас убить. «Заказчик хочет получить их головы. Зачем? Чучело будет делать?» — рассуждал Ашот. От этих слов у меня кровь закипала в жилах...

И вдруг события стали развиваться не по нашему сценарию. Найденов перестал выходить на связь. Наверное, что-то заподозрил. Но ведь мы соблюли все меры предосторожности: переехали в съемную квартиру, машины оставили возле спортзала, где, по легенде, нас схватили, отключили мобильные телефоны. Больше всего мы боялись, что в этой истории могут пострадать наши близкие. Поэтому заранее организовали для жен и детей надежную охрану.

Мы понимали: нужно заставить Найденова действовать. Но как? Ситуация напоминала партию в шахматы. Мы тщательно продумывали каждый ход. Рустем накручивал Ашота: «Что делать с заложниками? Они предложили 50 тысяч долларов наличными, чтобы их отпустили. Чеченцы почти согласны». Для убедительности прислали ролик: заложники, то есть мы, с заклеенными скотчем ртами висят на трубе, подвешенные за руки. Снять видео нам помогли сыновья. Один связывал и подвешивал. Другой тыкал в лицо дуло охотничьего ружья. Приятного в съемочном процессе было мало. Не дай Бог пережить такое по-настоящему.

«Режиссер был в восторге: «Молодцы, очень реалистично умирали!»

— Через три дня Анатолий Найденов снова вышел на связь по скайпу, — говорит Вячеслав. — И дал приказ: «Убить их немедленно. Расстрелять. Трупы закопать». Киллер задал ему вопрос: «А дэньги кагда пришлешь?» Найденов сказал, что рассчитается за работу. Но только после того, как его доверенное лицо увидит трупы. Мы подмигнули Рустему: мол, соглашайся. Сходу придумали, как выйдем из ситуации. Договорились с нашими охранниками, что поедем на заброшенный склад, наденем им на головы пакеты, обольем краской, а рядом спрячем дохлую кошку. Вряд ли кто-то, почувствовав трупный запах, станет пристально разглядывать тела. В это время мы со Славиком под видом членов банды схватим посланца заказчика и передадим его в руки милиции.

Найденов направил своего человека, тоже азербайджанца. Рустем встретил его в аэропорту, показал фотографии, где мы висим на трубе. Посланец замахал руками: «Не хочу никуда ехать! Скажу, что все видел». Однако Найденов ему не поверил. И пожелал лично посмотреть видео расстрела. Мол, это одно из условий сделки. Рустем пообещал прислать ролик, но попросил сначала выдать ему аванс. Через два дня деньги привезли — 120 тысяч гривен (эквивалент 15 тысяч долларов) наличными, завернутые в полиэтиленовый пакет.

Когда Рустем показал нам сложенные в пачки купюры, у меня по спине прошел холодок. До этого еще теплилась надежда: может, все-таки розыгрыш? И вдруг стало ясно, что мы играем со смертью. Значит, партию надо выиграть! Любой ценой. Мы задумались: где взять видео? И тут Славика осенило: «Давай снимем настоящее кино!»

За помощью Вячеслав обратился к приятельнице своих родителей. До выхода на пенсию женщина работала гримером на киностудии имени Довженко.

— Как можно было отказать? Ведь речь шла о спасении человеческих жизней! — говорит гример (по понятным причинам женщина не хочет, чтобы мы называли ее имя). — Я попросила мужа, профессионального киноактера, выступить режиссером фильма. Он отнесся к заданию очень ответственно, долго репетировал с ребятами сцену расстрела. Учил их, как падать, как потом неподвижно лежать...

Утром мы поехали на заброшенный склад. Настал мой черед потрудиться. Я слепила из гримерного пластика раны от выстрелов, приклеила их на головы «актеров», покрыла гримом. Сверху прикрепила искусственные сгустки крови. По задумке пуля угодила Косте прямо в лоб, а Славе вошла в висок. Потом его якобы добили прямым выстрелом в сердце. Пришлось пожертвовать Славиным свитером: я вырезала в нем дырку и разрисовала ее вишневым вареньем. Перед самой съемкой нанесла несколько капель гримерной крови: Славе — на голову и в область сердца, а Косте влила в рот.

Герои этой невероятной истории показали корреспонденту «ФАКТОВ» снятое видео. Смотреть было страшно: три выстрела — и пленники падают как подкошенные. Крупный план: голова Константина свесилась на грудь, во лбу зияет дырка от пули. Изо рта мужчины на белый свитер падают капли крови. Следующий кадр: Вячеслав лежит, уткнувшись лицом в грязный пол. На щеку с волос струйкой сочится кровь. В районе сердца чернеет разверзшаяся рана. Кто-то берет труп за ноги и тащит в сторону. Голова безвольно бьется о неровную поверхность.

— Сцену расстрела сняли с первого дубля, — хвастает Константин. — Режиссер был в восторге: «Молодцы, хлопцы! Очень реалистично умирали!» Секрет актерского мастерства был в том, что нам очень хотелось жить...

Видео расстрела прислали киллеру. Тот, в свою очередь, отправил его Найденову. После этого Рустему передали вторую часть денег, тоже в гривнях. Гонорар за наше убийство мы разделили поровну на троих. В пересчете на доллары — по десять тысяч каждому. Но «грязные» деньги жгли карман. Хотелось поскорее от них избавиться. Когда все закончилось, потратили их на благотворительность.

Доказательства были собраны, и мы отправились в Управление по борьбе с организованной преступностью столичного милицейского главка. Оперативники слушали нас, иронично улыбаясь. Но потом, просмотрев видео и прослушав аудиофайлы, помчались к начальству. Вернувшись, сказали, что этих материалов недостаточно. Надо заманить Ашота в Украину и получить его признание. Только после этого можно выдвинуть обвинения против Найденова.

По совету оперативников наши жены заявили об исчезновении мужей. Нас объявили в розыск. Найденова пригласили в милицию: о том конфликте было известно многим. Анатолий делал круглые глаза и мотал головой: «Ничего не знаю!» Тем временем Ашот прилетел в Киев. Его арестовали, он дал первичные показания. Но в дело вмешался Найденов. Каким-то образом его адвокат смог пройти в следственный изолятор, хотя это строго запрещено, и побеседовать с Ашотом. После чего тот отказался давать показания. По слухам, за это Найденов купил для его семьи новый дом в Баку.

— По результатам расследования 28-летнему гражданину Азербайджана предъявлено обвинение в пособничестве в совершении умышленного убийства, сейчас материалы уголовного производства направлены в Голосеевский районный суд, — говорит государственный обвинитель по этому делу Павел Иваньков. — По ходатайству прокуратуры подозреваемый взят под стражу. Его вина полностью подтверждается собранными в ходе следствия доказательствами. Согласно санкциям статей обвинения, ему грозит тюремное заключение сроком от 10 до 15 лет или лишение свободы пожизненно с конфискацией имущества.

Что касается заказчика убийства, то мало задержать человека, необходимо собрать неоспоримые доказательства его вины. Отмечу, что, если бы потерпевшие сразу обратились в прокуратуру, все дальнейшие действия злоумышленника фиксировались бы оперативными службами, что дало бы возможность предъявить ему обвинение.

Однако работа в этом направлении продолжается: по факту организации заказного убийства открыто отдельное уголовное производство. Ведется следствие, на результаты которого будет влиять в том числе и судебный процесс в отношении пособника.

Вспоминая пережитое, Константин и Вячеслав отмечают: в этой истории не обошлось без помощи высших сил.

— Незадолго до звонка Рустема в Киев привезли мощи святой Матроны Московской, — говорит Константин. — Даже после смерти она продолжает помогать людям, дает свою защиту. Мы со Славиком съездили в церковь, поклонились мощам. Теперь, анализируя события, понимаю: это Матронушка помогла нам обмануть смерть. Кстати, перед съемками фильма я пошел к священнику, спросил совета. Ведь мы собирались изобразить смерть. Не грех ли это? Батюшка сказал: «Если для спасения жизни, то не грех. Действуй!» — и благословил.

— Были и мистические совпадения, — добавляет Вячеслав. — К примеру, Найденов назначил дату нашего расстрела на 10 января. В этот день родилась моя мама, а Костина мать умерла. Десятое января объединило в себе второе рождение и несостоявшуюся смерть. Теперь будем отмечать совместные именины. Если, конечно, доживем до первой годовщины. Найденов-то ведь гуляет на свободе. Кто знает, что у него на уме.

*В этом деле без помощи высших сил не обошлось, считают Константин Герасименко (справа) и Вячеслав Зварич (фото автора)

7159

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.