ПОИСК
Происшествия ничего святого

В Мариуполе осудили пастора, который в течение 13 лет развращал и насиловал девочек

6:00 25 ноября 2016
пастор-педофил

Приморский районный суд Мариуполя вынес обвинительный приговор 65-летнему епископу неканонической церкви (такой сан указал сам обвиняемый) за развращение и изнасилование малолетних и несовершеннолетних, приговорив его к 13 годам лишения свободы.

— Установлено, что с 1996 по 2012 год мужчина был епископом неканонической церкви в Мариуполе. Начиная с 1999 года он развращал и насильственно вступал в половой контакт с малолетними и несовершеннолетними девушками, которые посещали данную церковь. За это он обещал детям… отпущение грехов. Всего, по данным следствия, он изнасиловал и развратил 13 девочек и девушек в возрасте от 12 лет. Иск о возмещении морального ущерба в размере ста тысяч гривен, который подала одна из потерпевших, суд постановил удовлетворить в полном объеме, — рассказали в пресс-службе прокуратуры Донецкой области.

О скандальном деле пастора-педофила, которого мы условно назвали Никоном, «ФАКТЫ» писали в августе 2012 года. Оглашать настоящее имя обвиняемого мы до сих пор не можем, поскольку приговор суда еще не вступил в законную силу. Предыдущий приговор, согласно которому правонарушителя приговорили к десяти годам лишения свободы, был отменен. Апелляцию тогда подали и сторона обвинения, и защита. Прокуратура сочла назначенное судом наказание слишком мягким, адвокат обвиняемого — слишком суровым. Дело отправили на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Следовательно, сегодняшний приговор обе стороны по делу также могут обжаловать.

«После того как я выступил против пастора, нам с женой пришлось бежать из города»

Никто из родителей детей, пострадавших от пастора-насильника, на момент его задержания заявлений не подал. Одни были запуганы, а другие, можно сказать, «прикормлены». Первыми на защиту своего духовного лидера стали его приближенные.

— За 15—20 минут до проведения обыска, то есть когда оперативники уже вошли в офис пастора, подозреваемый совершал развратные действия с дочерью одного из своих приближенных. Но отец 14-летней девочки, которую мы застали в кабинете пастора, заявил, что тот «не развращал мою дочь, а помогал ей в постановке танца для… Господа», — рассказывал в июле 2012 года на пресс-конференции по случаю задержания педофила Андрей Небытов, который тогда исполнял обязанности начальника управления по борьбе с киберпреступностью Главного управления милиции Донецкой области. — Однако статья Уголовного кодекса Украины, которую вменяют пастору, не предполагает освобождение обвиняемого от наказания, если его вина будет доказана, даже если сама жертва или ее законные представители будут просить суд оправдать преступника. Да и собранные видеоматериалы, которые мы передали в суд, полагаю, являются неоспоримыми доказательствами его преступной деятельности.

В 2000 году, по информации правоохранителей, Никон уже был осужден за аналогичное преступление, но попал под амнистию. Свою судимость священнослужитель от паствы не скрывал. Напротив, подчеркивал, что именно в местах лишения свободы «освоил слово Божие».

— Ни в каком духовном заведении Никон не обучался, и никто его не рукополагал. На вопрос о своем образовании пастор отвечал «скромно»: «Меня учил лично Бог», — объясняет бывший прихожанин Олег Зверев, который в течение десяти лет посещал эту церковь. — Он объявил себя «епископом» и повелевал, чтобы паства обращалась к нему словом «Господь».

*Бывший прихожанин Олег Зверев посещал церковь Никона десять лет, но, когда епископ положил глаз на его молодую супругу, вышел из рядов адептов

Как уже сообщали «ФАКТЫ», за десять лет до задержания Никона совет пасторов евангельских церквей Мариуполя направил в горсовет официальное письмо, в котором указал, что «этот человек не является пастором и не имеет сана служителя». «Обращение было основано на целом ряде фактов аморального поведения данного субъекта», — такое разъяснение разместил тогда в интернет-форуме по этому вопросу пастор «церкви добрых перемен» Геннадий Мохненко.

Об аморальном поведении Никона, по мнению бывших прихожан, знали все. Пастор откровенно бравировал вседозволенностью.

— Прямо на богослужении он подзывал к себе молодых прихожанок, страстно целовал в губы и наблюдал за реакцией зала: решится ли кто-нибудь осудить его за такое поведение, — вспоминает Олег Зверев. — Но уголовной ответственности он, похоже, все же побаивался, поэтому и стал брать со своих жертв расписки.

В этих «документах» несовершеннолетние девочки давали епископу разрешение прикасаться к своему телу — «для исцеления».

— Моей внучке как раз исполнилось 12 лет— обычно с этого возраста девочки и подвергались домогательствам Никона, — говорит бывшая прихожанка, пенсионерка Наталья Ивановна (имя бабушки несовершеннолетней на тот момент прихожанки изменено по ее просьбе. — Авт.). — А внучке одна ее подружка призналась: пастор пытался и с нее взять расписку о том, что она разрешает ему «прикасаться ко всем частям ее тела». Девочка отказалась. Когда внучка рассказала нам об этом, мы перестали ходить в эту церковь.

Адепты, покинувшие церковь Никона, как правило, никуда не жаловались: одни стеснялись, другие побаивались охранников пастыря— из преданных ему людей он создал «группу правопорядка».

— Мы с женой были вынуждены бежать из города — после того как я выступил на собрании против пастора, на нашу семью посыпались угрозы, — рассказывает Олег Зверев. — Нам угрожали изнасилованием, вывозом в лес, где меня подвесят и отрежут все, что только можно. А причиной моего возмущения стало то, что пастор стал домогаться моей молодой супруги.

«Когда я рассказала маме о том, что Никон домогался меня, она не поверила»

По словам Олега Зверева, некоторые молодые семьи, созданные прихожанами этой церкви, распались потому, что жены признались своим супругам: в подростковом возрасте они подвергались домогательствам пастора. Не все мужья смогли такое понять. Но Никона разрушение семей не беспокоило: «Если бы Богу не было угодно, он этого не допустил бы», — заявлял пастор. Объектом его внимания, вспоминают бывшие адепты, могла стать прихожанка любого возраста, но особенно он интересовался девочками.

— Мы, мальчишки, взрослея, начинали понимать: что-то происходит в этой церкви с девчонками, — продолжает Олег Зверев. — Никон приезжал на репетиции во Дворец культуры и вызывал к себе в арендованный кабинет девочек, танцевавших в «коллективе прославления» (в церкви было несколько творческих разновозрастных коллективов — песенные, танцевальные, театральные. — Авт.). После этого у дочерей небогатых родителей появлялись дорогие украшения, а сами девочки говорили: «Меня Бог благословил»…

Пастор уединялся с юными прихожанками якобы для молитвы об исцелении от болезни, которую он «увидел», или же для «отпущения грехов», «благословения», для «избавления от недугов их близких». И… развращал, а то и насиловал.

Так, одну из потерпевших, которой в то время было 15 лет, Никон убедил вступить с ним в интимные отношения, заверив, что в противном случае ее мама… не выздоровеет. О том, что мама в больнице, девочка сообщила сама, когда пастор заметил отсутствие женщины на богослужении. Епископ тут же пообещал молиться об исцелении прихожанки. А после службы пригласил ее дочь к себе в кабинет якобы для совместной молитвы, где и набросился на девочку.

«Никон подошел ко мне на репетиции и, сказав, что необходимо «поставить божью печать», велел идти в раздевалку, где предложил мне раздеться и вступить с ним в половые отношения «ради спасения моей души», — сообщила на следствии другая потерпевшая, которой на момент домогательств пастора было всего 13 лет. Удовлетворять похоть «духовного наставника» эта девочка долго отказывалась, но педофил не отступал. И, когда намеченная жертва, немного повзрослев, стала встречаться с юношей, впоследствии ставшим ее мужем, пастор все же навязал ей свое «божье благословение», внушив, что без этого ее будущий брак обречен. «Благословлял» девушку в извращенной форме духовник… целый год. Когда, не в силах больше это терпеть, жертва рассказала о поведении епископа жениху и своим родителям, те морально поддержали ее и покинули церковь.

Однако далеко не все жертвы педофила встретили понимание и поддержку в своих семьях. У некоторых потерпевших, по сведениям следствия, происходил разрыв с семьей и даже случались попытки суицида.

— Мама и бабушка меня предали, — заявила собкору «ФАКТОВ» одна из потерпевших. — Они затащили меня в эту секту. Узнав о том, что у мамы есть 12-летняя дочь, то есть я, Никон потребовал, чтобы на богослужения ходила вся семья. Мол, в противном случае моей матери не удастся избавиться от алкогольной зависимости, спасение от которой она искала в этой церкви. Когда я рассказала маме о том, что Никон домогался меня, она не поверила. Бабушка предпочла не вмешиваться. В тот же день я ушла жить к отцу, хотя в его новой семье мне были не слишком рады. Я считала дни до того момента, когда закончу девятый класс, чтобы, поступив в училище, поселиться в общежитии, а потом заработать себе на аренду жилья. Я ненавидела каникулы, потому что все разъезжались по домам, а я оставалась. Все это время ни мать, ни бабушка не пытались меня вернуть…

Мечта девушки об аренде жилья сбылась. Но вот с личной жизнью все никак не складывалось. Собеседница призналась, что не может забыть о пережитом и расстается со своими ухажерами, как только речь заходит о сексе. Мама ее, по словам девушки, продолжает безуспешно «лечиться» от алкоголизма все у того же пастора-педофила. На прощание собеседница заявила, что мечтает уехать подальше из города, чтобы наконец-то забыть о том, что с ней случилось. Сбылась ли ее мечта, мне неизвестно, так как номер ее телефона исчез из сети.

Разочаровавшись в духовном лидере церкви, некоторые покинули ее.

— Решив уйти, я хотел выступить на собрании, но мне не дали — отняли микрофон, хотя мне было что сообщить об этом «главнокомандующем армией Христовой» — так Никон именовал свою церковь, раздавая приближенным из «группы правопорядка» погоны — как в военизированном формировании, — рассказал сразу после задержания пастора бывший прихожанин Николай Дорофеев. — Пастор заявил собранию, что я ухожу «из жадности» — якобы десятину платить не хочу. Всех уходящих он называл «вероотступниками» и гарантировал им «геенну огненную». А тем, кто ему беспрекословно подчинялся, — конечно же, место в царстве Божьем. Однако благодаря непомерным поборам сам епископ и его приближенные и на этом свете жили припеваючи — имели хорошие дома, машины, катера.

— Деньги у людей буквально выбивали, — возмущалась бывшая прихожанка Наталья Ивановна. — У одной женщины забрали всю сумму, вырученную за квартиру. Другая семья, продав дом, отдала деньги одному из приближенных пастора на строительство «дома Божьего» под гарантию Никона, — мол, он вернет. Не вернул. А ту семью затем… выгнал из церкви. Кроме десятины, адепты, состоящие в «группе правопорядка», собирали с каждого прихожанина по 500 гривен на дни рождения пастора и по 1000 гривен на каждый «фестиваль». Люди иной раз роптали: «Где же взять?» — на что пастор советовал, будто в шутку: «Иди воруй!»


*Благодаря десятине, которую из некоторых прихожан «группа правопорядка» буквально выколачивала, у пастыря и его приближенных появлялись добротные дома, у церкви — офисы

— Когда мы проводили оперативные мероприятия по данному делу, я познакомился с сыном местного предпринимателя, у которого до вступления в эту религиозную организацию было несколько небольших магазинчиков, офисы и жилье в центральном районе Мариуполя, — вспоминает бывший милиционер, ныне пенсионер Андрей Василенко, который в то время работал в должности начальника сектора по противодействию торговле людьми и преступлениям, связанным с общественной моралью и нравственностью, Мариупольского горуправления милиции. — Однако не прошло и года, как бизнеса у него не стало. Часть принадлежащих их семье помещений он отписал на нужды церкви. А его родные дети вынуждены были снимать себе жилье! Сын разорившегося бизнесмена и подсказал нам, что познакомиться с бывшими адептами Никона мы можем в микрорайоне неподалеку от исправительной колонии. Желая исцелиться от чего-нибудь и попасть в царство Божье, обещанное пастырем, люди меняли респектабельное жилье в престижных районах города на лачуги на окраине, отдавая деньги со сделок церкви.

Некоторые прихожане лишь после того, как пастырь выгнал их из церкви по причине несвоевременной уплаты десятины, обратили внимание, что человек, обещавший им исцеление, сам очень болен — по этой причине суд и смягчил ему меру пресечения, выпустив из-под стражи. Заметили и то, что, призывая к праведному образу жизни, пастырь, не расторгнувший брак с законной супругой, жил с молодой любовницей и совращал прихожанок, в том числе девочек.

— Однажды во время богослужения Никон, получив от жены sms-ку, в которой она призывала его вернуться в семью, зачитал со сце­ны (!) это послание и послал в адрес своей супруги проклятья, сдобренные отборным матом. А затем предложил прихожанам пустить его на ночлег, при этом заметив: «Только помните, что один я спать не люблю», — вспоминает об «образцовом» поведении пастора Олег Зверев.

— В дом для молодежных богослужений, что напротив моего дома, слава Богу, никто больше не ходит, — поведала «ФАКТАМ» мариупольчанка Галина Ткаченко, живущая по соседству с церковным офисом, где четыре года назад пастора и задержали в обществе 14-летней прихожанки. — А в офисах, которые у этой церкви есть по другим адресам, богослужения проходят. Не пойму: почему люди, зная, что их пастыря уже не в первый раз привлекают к ответственности за развращение детей, все-таки продолжают ходить на его проповеди?

5124

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер