ПОИСК
Події

Горе-мать, оставившая малышей умирать от голода, выпрашивала в Интернете деньги "на лечение дочери"

6:30 9 грудня 2016
Голосеевский районный суд Киева заключил 20-летнюю Владиславу под стражу на два месяца без права внесения залога

Об этой жуткой истории «ФАКТЫ» коротко сообщали ранее. Женщина, назвать которую матерью не поворачивается язык, девять дней морила голодом двух детей, закрыв их одних дома. Найти объяснение, и уж тем более оправдание, этому поступку невозможно. Осознать, что такое могло произойти в XXI веке в центре Киева, наверное, было бы легче, если бы мать малышей являлась наркоманкой или алкоголичкой и не отдавала себе отчет в том, что творит. Но это не так. Как стало известно «ФАКТАМ» от ее родственников, 20-летняя Владислава не пила ничего крепче шампанского, не курила и не употребляла психотропных веществ. А свой изуверский поступок совершила, похоже, вполне сознательно. Ведь она не только оставила двухлетнюю Анечку и годовалого Даниила одних дома, но закрыла их в комнате, подперев снаружи дверь. Таким образом она отрезала малышам доступ к воде и лишила их возможности подойти к входной двери, чтобы кричать, стучать и звать на помощь. Сама при этом спокойно отправилась к своему любовнику в другой конец города.

Дети боролись до последнего: сдирали со стен обои (возможно, они даже пытались их есть), вырвали возле двери кусок линолеума, ища возможность выбраться. Наконец, силы оставили малышей. Третьего декабря, на шестой день голодных мучений, умер Даниил. Его старшая сестричка еще три дня находилась запертой в комнате с трупом брата. Когда на девятые сутки горе-мать явилась домой проверить, как там дети, Анечка была при смерти. От истощения у нее уже начали отказывать внутренние органы.

Владислава вернулась домой ночь на 6 декабря. Обнаружив в квартире мертвого сына и дочь без сознания, она сама вызвала полицию и скорую помощь. Примчавшиеся врачи подтвердили смерть мальчика, а девочку, которая находилась в тяжелейшем состоянии, забрали в реанимацию. Полицейские пыталась расспросить горе-мать, что произошло, но Влада только пожимала плечами. Сказала, что все девять дней провела со своим любовником и их общим маленьким ребенком. Заявила, что, уходя из дому, оставила сыну и дочке несколько конфет и кукурузные палочки. «Я не знала, что Даня умрет», — ответила просто. При этом женщина не рыдала, не рвала на себе волосы и даже не выглядела расстроенной. После того как правоохранители сообщили, что она подозревается в совершении уголовного преступления и будет задержана, Влада вообще отказалась давать показания.

Той же ночью полицейские разыскали Алексея Трохимчука, отца Ани и Даниила, и сообщили о случившемся. С мужчиной приключилась истерика. Когда наутро с ним общались журналисты телеканала СТБ, Алексей еще не пришел в себя.

— У Дани вот-вот должен был быть день рождения, — рыдая, Алексей Трохимчук закрывал лицо руками и присаживался на корточки, не в силах держаться на ногах. — У меня уже и слез нет. Я хочу только Анечке, маленькой доце своей, помочь, чтобы она выжила. Все для этого отдам. Мы с женой год не живем вместе. Она к другому ушла, бросила меня. Я ведь уже отошел, не мешал Владе и Антону жить, не скандалил. Когда она велела не приходить — не приходил, чтобы только деткам было спокойнее. Оказывается, вот как им «спокойно» было… В конце лета жена сказала, что переехала к родственникам Антона на Березняки, а здесь, в Голосеево, уже никого не осталось, и приходить в эту квартиру не надо. С детьми она видеться не давала, но я все время ей звонил, спрашивал, как они. Две недели назад уговорил Владу позволить мне увидеться с сыном и дочкой. Она сначала согласилась, а потом сказала, что дети заболели, поэтому она их никуда не пустит.

Уполномоченный президента Украины по правам ребенка Николай Кулеба сообщил на своей страничке в «Фейсбуке» следующее:

«20-летняя мама детей Владислава — из Николаева, из многодетной семьи, четвертый по счету ребенок. По словам близкого родственника, в семье она была самой легкомысленной. Как результат, в 16 лет забеременела. Около года назад переехала в Киев. Снимала квартиру в центре города. От первого брака у нее двое детей. С самого их рождения мать говорила, что не любит их и хочет отдать в приют. Но тем не менее дети жили с ней. Прошлой зимой у Влады появился новый мужчина, а в конце октября — третий ребенок. В двадцать лет трое детей! Юридически от двух мужчин, фактически — от трех. Третий ребенок проживает в квартире ее нового мужчины, присматривает за ним прабабушка малыша. Судя по страничке в социальной сети и отзывам родственников, никто и подумать не мог, что она способна закрыть детей дома одних на девять дней. Родственники деток в шоковом состоянии».

В сети «ВКонтакте» на страничке Влады — сотни фотографий, на которых она с любовью обнимает сына и дочку, носит их на руках, катает в коляске и на качелях, собирает с ними листья, лепит снеговика, наряжает елку…


На всех снимках дети — ухоженные, хорошо одетые, смеются. У них в комнате — много игрушек, нарядная детская кроватка с мягкими бортиками. Сама Влада не работала и жила за деньги своего нового ухажера. Кроме того, по словам Николая Кулебы, она постоянно требовала денег с родственников и друзей, выдумав легенду о том, что у Анечки опухоль головного мозга и ей постоянно нужны дорогостоящие препараты.

«ФАКТАМ» также удалось выяснить, что в социальной сети Влада зарегистрирована в группе активных мам. Она не раз ходила на встречи участниц группы, рассказывала им о своих детях. А 5 декабря, когда ее малыши уже девятый день были заперты дома, женщина стала писать на форуме участниц жалобные сообщения о страшной болезни дочери и просить денег.

— Она не указала ни диагноза, ни названия препаратов, которые требуются ребенку, — рассказала Мария Демьяненко, зарегистрированная в этой же группе. — Доверчивые девчонки скинулись кто сколько мог. Но так и не добились от нее пояснений. После настойчивых расспросов Влада, не придумав ничего лучшего, отключилась. А на следующий день мы узнали, что эта с*ка засветилась в новостях.

— Со мной она тоже общалась последний раз именно 5 декабря, — вздыхая, рассказывает «ФАКТАМ» тетя Ани и Дани, родная сестра их отца Мария Трохимчук. — Напомнила, что 28 декабря Дане исполнится два годика. Предложила купить ему саночки. А Данечка на тот момент уже два дня как был мертв. Мать заморила его голодом.

— Как вы узнали о трагедии?

— Я живу вместе с родителями. Мой брат Алексей после того, как они разошлись с Владой, тоже живет с нами. С 5-го на 6-е декабря в два часа ночи кто-то начал трезвонить нам в дверь. Мы подошли, спросили, кто. Отвечают: «Полиция. Мать ваших детей закрыла их на девять дней дома, ваш сын умер». Мы не хотели им открывать — были уверены, что это мошенники. Стали звонить в райотдел полиции, уточнять. К нашему ужасу, там подтвердили, что это правда. Мы открыли дверь, но поверить, осознать, понять, что произошло, было невозможно. До сих пор не можем прийти в себя.

— Раньше случалось, чтобы ваша невестка неадекватно вела себя по отношению к детям?

— Она прожила с Лешей три года. За это время Влада никогда не вела себя с детьми агрессивно. Да и после того, как прошлой зимой бросила моего брата и ушла к другому мужчине, невестка все время присылала мне фотографии Ани и Дани, рассказывала об их самочувствии, делилась новостями. Пока они с ее нынешним хахалем Антоном жили на улице Бубнова в Голосеевском районе в квартире его друга, мы виделись с малышами почти каждый день. Я, Леша, наша мама после работы обязательно забирали Аню с Даней на прогулку, играли с ними. Все было хорошо. А потом Влада вдруг переехала с той квартиры на Березняки, причем нового адреса нам не дала. Я много раз просила ее позволить встретиться с племянниками. Для меня важно было не просто мельком увидеть их на детской площадке, а посмотреть, в каких условиях они живут. Но невестка сказала, что в квартире на Березняках живет бабушка Антона, поэтому нам там не будут рады.

В последнее время я заметила, что у Влады постоянно менялось настроение — то она поздравляла меня с праздниками и присылала свежие фотографии племянников, то писала, что не хочет с нами общаться и требовала оставить ее в покое.

В Машином телефоне сохранилась переписка с невесткой. Сообщения, присланные Владиславой, поражают безграмотностью. Вот некоторые из них. Орфография и пунктуация сохранены: «Уехала просто меня пока трогать не лезь ну вообщем лучше не приходить ко мне», «Я сиравно не открою».

— Конечно, мы были очень расстроены, что она не дает нам общаться с детьми, — продолжает Мария Трохимчук. — Но почему-то были уверены, что с малышами все в порядке. Ведь никогда раньше невестка ничего плохого им не делала. Она не курила, не принимала наркотики, не злоупотребляла спиртным. К тому же ее новый кавалер — обеспеченный человек. Невозможно понять, как и почему невестка отвезла деток в квартиру на Бубнова, закрыла их там, а сама вернулась на Березняки. И почему Антона не обеспокоило, что Влада, мать их общего ребенка, может вот так бросить сына и дочку на погибель. (Как сообщил журналистам программы «ТСН» Антон, он находился в эйфории от рождения ребенка, но судьбой старших детей Влады интересовался, тем более что Анечка — его крестница. По его словам, сожительница объяснила, что за сыном и дочкой присматривает их бабушка — мама бывшего супруга. — Авт.) Кстати, мы с Лешей узнали о третьем ребенке Влады только сейчас. Невестка скрывала свою беременность.

Мой брат очень тяжело переживает происходящее. В эти дни он несколько раз терял сознание от горя, все время плачет. Леша очень любит сына и дочку, имел полное право видеться с ними, поскольку с Владой официально не был разведен. Но на свиданиях с детьми не настаивал, чтобы не устраивать скандалов и не травмировать деток.

Знаю, что есть люди, которые пытаются оправдать мою невестку, списать ее нечеловеческий поступок на какую-то послеродовую горячку или помрачение рассудка. Я убеждена, что она заморила голодом детей совершенно сознательно. Ведь не просто по легкомыслию оставила их на вечер, заговорившись с соседкой, а ушла на полторы недели, подперла дверь комнаты, чтобы у малышей не было даже возможности пойти на кухню и водички попить. Полиция несправедливо открыла уголовное производство по статье «Оставление в опасности». Это было умышленное убийство, я в этом уверена. А статью «Оставление в опасности» надо применять к соседям, которые слышали детские крики и не пришли на помощь. Сейчас они, правда, отрицают, будто что-то слышали. Боятся понести ответственность за свое бездушие.

Журналистам «Надзвичайних новин» удалось пообщаться с двумя соседками Влады. Первая из них, живущая на одной лестничной клетке с квартирой, где медленно и мучительно умирали дети, не захотела показываться телерепортерам, а сообщила из-за двери, что Влада — особа неадекватная, часто кричит и матерится. Вторая, соседка сверху, сказала, что в последние дни действительно слышала крики, но была уверена, что шумит сама Влада. Она, мол, не обратила внимания, потому что к этим воплям давно привыкла. Непонятно, правда, как можно было перепутать плач малыша с руганью взрослой женщины.

— Все обстоятельства дела и причастность к этой ситуации других лиц мы будем выяснять во время досудебного следствия, — сообщил «ФАКТАМ» прокурор Киевской прокуратуры № 1 Владимир Машковский. — Сейчас женщину подозревают именно в оставлении в опасности, так как, по ее словам, она не хотела довести детей до голодной смерти, не знала, что так случится. А уходя, оставила им несколько печений и две банки с водой, считая, что этого будет достаточно. Возможно, мы переквалифицируем эту статью на «Умышленное убийство малолетнего». Она предусматривает от восьми до пятнадцати лет лишения свободы или пожизненное заключение. Но сначала нужно провести необходимые следственные действия и экспертизы. Хочу отметить, что смягчающих вину матери обстоятельств мы пока не выявили: подозреваемая не дает показаний и не раскаивается в содеянном.

В среду, 7 декабря, Голосеевский районный суд столицы удовлетворил ходатайство прокуратуры и избрал горе-матери меру пресечения в виде содержания под стражей сроком минимум до 3 февраля 2017 года без возможности внесения залога. Слушая решение, Влада надвинула капюшон куртки, пряча лицо от телекамер. Женщина отказалась общаться с журналистами. При этом адвокат Влады заявил, что его подзащитная не такая уж плохая мать, мол, еще нужно доказать, кто именно закрыл детей в квартире и с какой целью.

— Погибший мальчик находится в морге, его можно будет похоронить только после проведения судмедэкспертизы, которая установит причину смерти, — прокомментировала ситуацию пресс-секретарь столичной прокуратуры Надежда Максимец. — Его старшая сестричка — в больнице. Младшего ребенка Влады тоже изъяли из семьи. У девочки, которую подозреваемая родила в октябре, нет свидетельства о рождении, поэтому мы не имели права оставлять ее с сожителем женщины — ведь неизвестно, это отец ребенка или просто посторонний мужчина. Тем временем органы опеки решают вопрос о лишении Влады родительских прав.

Двухлетняя Анечка, чудом выжившая после девяти дней голодовки, потихоньку идет на поправку.

— Ребенка доставили к нам в тяжелом состоянии, — сообщила «ФАКТАМ» заместитель главврача по лечебной работе Киевской городской клинической детской больницы № 1 Альбина Анисимова. — Малышка была очень истощена, у нее начали отказывать внутренние органы. Мы провели все необходимые реанимационные действия. Анечка под постоянным наблюдением специалистов, ее дробно кормят лечебным детским питанием, как грудного ребенка, она получает положенную ей терапию. При этом девочка уже настолько окрепла, что самостоятельно держит стакан и ложку. Угрозы ее жизни и здоровью нет.

Медики подчеркивают, что после пережитого ужаса малышка очень напугана и до сих пор с опаской смотрит на окружающих. К ней никого не пускают, даже близких родственников.

— Мои мама и брат ездят в больницу каждый день и, хоть и не имеют права заходить в палату, узнают всю информацию о лечении и состоянии здоровья Анечки, — говорит Мария Трохимчук. — Пока племяннице не требуется дорогостоящего лечения, однако врачи предупредили нас, что ее здоровье еще долго придется восстанавливать, а на это нужны немалые средства. Также ждем, когда нам отдадут тело Дани, чтобы мы могли его похоронить.

Для тех, кто хотел бы помочь Алексею Трохимчуку похоронить сына и восстановить здоровье выжившей дочери, сообщаем номер его карточки «ПриватБанка»: 5168 7556 2503 3713.

21414

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.