Происшествия Беспредел

«Полицейский сломал мне руку»: в Киеве патрульные напали на женщину-адвоката

13:44 15 февраля 2018
Евгения Вакуленко

Остановив без причины киевского адвоката Евгению Вакуленко, патрульные полицейские нанесли ей увечья и отобрали водительские права за правонарушение, которого, как выяснилось, не было вообще

ЧП произошло в Киеве ночью, когда Евгения возвращалась домой из Бердичева Житомирской области. Женщина подъехала к своему дому на улице Героев Сталинграда, вышла из машины и уже шла к подъезду, когда на нее набросились два сотрудника полиции. По словам Евгении, патрульные заявили, что она «ведет себя как пьяная», и решили задержать. Надевая на женщину наручники, полицейский сломал ей руку (!), после чего составил протокол, где указал, что Евгения якобы была пьяна. Позже медицинская экспертиза это опровергла — Евгения была трезвой. Тем не менее водительские права ей так и не вернули. И признавать свою вину полицейские явно не намерены.

С Евгенией Вакуленко мы встретились в ее офисе на Подоле. На правой руке женщины гипсовая лангета, кисть посинела и сильно отекла. Врачи констатировали перелом локтевого сустава.

— Я возвращалась из Бердичева, куда ез­ди­ла по работе, — рассказывает «ФАКТАМ» Евгения Вакуленко. — Следственные действия, на которых я присутствовала как адвокат, закончились около полуночи. В Киев вернулась только в три часа ночи. На улице Героев Сталинграда (именно там находится мой дом) заметила, что за мной едет полицейский автомобиль. Остановить меня патрульные не пытались, да и повода не было — я ничего не нарушала. Сначала ехала со скоростью около 70 километров в час, потом сбросила ее до 50. Полицейский автомобиль проехал вперед, но потом копы тоже сбросили скорость и поравнялись с моим авто. Затем и я, и они остановились на красный свет. Я специально стала в крайнем левом ряду, потому что мне нужно было повернуть. Что я и сделала. А когда уже парковалась во дворе дома, услышала визг тормозов — это был полицейский автомобиль. Выхожу из машины и слышу, как полицейские кричат: «Давай, перехватывай!»

Их было двое — парень и девушка. Они подбежали ко мне: «Вы пересекли двойную осевую, это нарушение!» Но я ведь точно знала, что этого не было. «Извините, но вы ошиблись», — говорю. На что полицейский с нескрываемой агрессией выпалил: «Что вы себе позволяете? Как вы разговариваете с органами власти?!» Сказать, что я в тот момент была уставшей, — значит ничего не сказать. Меньше всего мне хотелось стоять и разбираться в том, чего не было. «Послушайте, я адвокат, еду со следственных действий, — сказала им. — Я очень устала, особенно от разговоров с полицией. Я хочу домой». «У меня к вам только один вопрос, — сказал полицейский. — Вы употребляли?» «Нет», — говорю. «Я вам не верю», — заявил патрульный. Они оба — полицейский и его коллега — начали толкать меня к машине. Я была шокирована такой агрессией. Пятнадцать лет вожу машину, бывали разные ситуации. Но трогать меня руками, толкать — такого ни сотрудники ГАИ, ни полицейские себе не позволяли. «Уберите руки!» — говорю. В ответ на это полицейский заявил: «Сопротивление органам власти! Надеваем наручники, пакуем и в отделение!»

Я спросила, какое правонарушение совершила, но они меня уже не слушали. Вдвоем начали заламывать мне руки, чтобы надеть наручники. Естественно, я пыталась вырваться. У девушки ничего не получилось, а полицейский изо всех сил надавил мне на руку, и я почувствовала, как в локте что-то хрустнуло. Сначала — хруст, потом — резкая боль. Я закричала: «Отпустите! Вы сломали мне руку!» Но полицейский как будто не слышал. Он продолжал выкручивать мою руку. Я от боли закричала так, что, наверное, услышал весь квартал. Тогда полицейский ослабил хватку, но заявил своей напарнице: «Вызываем подмогу». «Имейте совесть, что же вы творите?!» — закричала я, обращаясь уже скорее к девушке, чем к нему. «Но вы же не желаете с нами сотрудничать», — заявила она. У меня от возмущения перехватило дыхание: «Напасть на человека и поломать ему руку — это вы называете сотрудничеством?!» Девушка-полицейский заявила, что я должна показать им документы. «Так вы отпустите мои руки, покажу!» — говорю. «Вы точно покажете? — не унималась девушка. — И в машину сядете?»

Я села в патрульную машину. Тут как раз приехала «подмога» — второй патруль. Вместе с полицейскими были какие-то двое мужчин в гражданском. Я спросила, кто это. «Свидетели, — ответили мне. — Свидетели того, что вы отказываетесь пройти алкотест». «Я не отказываюсь!» — возмутилась. Потребовала, чтобы мне вызвали «скорую». Рука болела так сильно, что мне казалось, вот-вот потеряю сознание. Меня начали проверять на алкотестере. Я дула в трубочку, наверное, раз пятнадцать. Результат их не устраивал, мне все время рассказывали, что я что-то делаю не так.

«Скорая», которую якобы вызвали полицейские, не ехала. В результате я сама позвонила и на «скорую», и на линию «102». Сообщила, что произошло нападение на адвоката, попросила, чтобы приехал патруль. Полиция мой вызов проигнорировала. «Скорая», к счастью, приехала.

По словам Евгении Вакуленко, ей укололи обезболивающее, наложили на сломанную руку повязку и отвезли в травмпункт. Из травмпункта женщина поехала на медицинское освидетельствование — доказывать, что не была пьяна. И доказала это.


* «Я намерена добиваться наказания для полицейского, который меня покалечил. Такие люди не должны работать в полиции», — говорит Евгения Вакуленко. Фото автора

— Тем не менее еще до того, как прошла освидетельствование, полицейские составили протокол по 130-й статье — вождение в нетрезвом виде, — продолжает Евгения Вакуленко. — Написали в протоколе, что заметили у меня «нетвердую походку». Это стало поводом для того, чтобы сломать мне руку и отобрать водительские права. А еще в протоколе написали, что я отказалась проходить алкотест. Это уже не выдерживало никакой критики. Я написала, что от алкотеста не отказывалась.

У Евгении Вакуленко осталась копия протокола. Вот только почерк там настолько неразборчивый, что прочитать фамилию полицейского, который сломал женщине руку, невозможно. Понятно только, что имя этого человека — Евгений.

— Фамилий понятых в протоколе и вовсе нет, — говорит Евгения. — Когда я спросила почему, мне ответили, что… скрывают персональные данные этих людей, чтобы я «не давила на свидетелей». Насколько мне известно, у нас такого не делается даже в уголовных делах. Но тут полицейские специально не указали ни одной фамилии.

— Вы до сих пор не знаете фамилию полицейского, который сломал вам руку?

— Не знаю. Я отправила в полицию адвокатский запрос с требованием сообщить мне эти данные, но ответа пока не получила. Кстати, врач травмпункта, куда меня привезла «скорая», видел, что моя травма носит криминальный характер, но по 102 об этом не сообщил (хотя был обязан это сделать). Рентгеновский снимок, подтверждающий, что у меня перелом, он мне не отдал. Врач частной клиники, куда я обратилась после медицинского освидетельствования, сразу сообщил в полицию о моей травме. А через несколько дней к нему приехали полицейские и попросили дать показания, что я вела себя неадекватно и от меня несло перегаром. Он отказался такое говорить.

У Евгении Вакуленко поломан локтевой сустав и порваны связки. На восстановление уйдет не меньше месяца. Женщина уже обратилась в прокуратуру Киева и добилась открытия уголовного производства.

— К заявлению, в котором Евгения Вакуленко описала ситуацию, она приложила копии медицинских документов, подтверждающих, что во время инцидента она была трезвой и что получила перелом руки, — сообщила «ФАКТАМ» пресс-секретарь прокуратуры Киева Надежда Максимец. — Сведения в Единый реестр досудебных расследований внесены по части 2 статьи 365 Уголовного кодекса Украины «Превышение власти или служебных полномочий, которое сопровождалось насилием, применением оружия или действиями, оскорбляющими честь потерпевшего». Расследование поручено вести следователю столичного главка СБУ, а прокуратура Киева будет осуществлять процессуальное руководство. Разумеется, допросят полицейских.

Выслушав Евгению Вакуленко, «ФАКТЫ» обратились за комментарием в патрульную полицию Киева. Так как фамилия полицейского, сломавшего женщине руку, остается неизвестной, мы еще на прошлой неделе отправили официальный запрос в пресс-службу ведомства. Ответ пока не получили. Но все же надеемся, что в полиции объяснят эту вопиющую ситуацию.

— Я по-прежнему не понимаю их мотивов, — недоумевает Евгения Вакуленко. — Либо этот патрульный просто неадекватный, либо расчет был на то, что я испугаюсь их угроз и, например, заплачу — чтобы меня не обвиняли в правонарушении, которого не было. Как бы там ни было, я намерена добиваться наказания для полицейского, который меня покалечил. Такие люди не должны работать в полиции.

Но только будет ли это наказание? В прошлом месяце «ФАКТЫ» писали о не менее вопиющем случае с участием патрульного полицейского, который набросился на автомобиль в центре Киева. Видеорегистратор заснял, как полицейский ни с того ни с сего подошел к машине, начал яростно лупить рукой по капоту, потом достал пистолет, перезарядил его и направил на пассажирку авто. Затем обезумевший полицейский разбил рукояткой пистолета лобовое стекло.

Позже выяснилось, что полицейского зовут Роман Габро и у него весьма красноречивая биография. Например, в марте 2017 года он вместе с коллегами избил вызвавшего полицию председателя жилищного кооператива, что было зафиксировано камерой видеонаблюдения. В отношении Габро и его напарников открыли уголовное производство, которое сейчас рассматривается в суде. Тем не менее ходатайство прокуратуры об отстранении полицейских от должности суд не поддержал.

Евгения Вакуленко имела дело с другим полицейским. Но с использующим очень похожие методы. И будет ли наказан напавший на нее патрульный, если Роман Габро, например, несмотря ни на что, продолжает работать, — большой вопрос. «ФАКТЫ» будут следить за развитием событий.

2772

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер