ПОИСК
Події

Легендарный советский художник борис ефимов: «даже после ареста и расстрела моего брата михаила кольцова я по инерции не перестал уважать сталина»

0:00 18 квітня 2008
Інф. «ФАКТІВ»
За свои 107 лет он пережил три революции, четыре войны и 11(!) правителей России. Сегодня Борис Ефимов живет в тишине и покое в уютной подмосковной деревушке, но при этом живо интересуется последними политическими событиями в стране

Лариса ЗЕЛИНСКАЯ агентство «Столица» (Москва)

Борис Ефимов родился (страшно сказать) в XX веке — в 1900-м году! В один год с писателем Антуаном де Сент-Экзюпери, английской королевой-матерью Елизаветой и актрисой Марлен Дитрих. Он лежал в колыбели в доме любящих еврейских родителей, когда группа российских революционеров во главе с Лениным и Плехановым издала в Лейпциге первый номер газеты «Искра». В этом же году Антон Чехов написал «Дядю Ваню», а американцы изобрели револьвер. Все это — истории давно минувших дней, о которых можно узнать лишь из учебников и по черно-белым кадрам кинохроники. А с Борисом Ефимовичем Ефимовым можно встретиться и поговорить. О жизни. Которая, по его признанию, штука очень непростая…

Главный карикатурист Страны Советов вот уже несколько лет как уехал из шумной Москвы за город. С семьей внука Виктора Фрадкина он живет на подмосковной даче в Подольском районе, в маленькой уютной деревушке. Здесь тишина и покой, что так необходимо городскому жителю. Тем более в 107 лет.

Борис Ефимов родился в семье Ефима Моисеевича и Рахиль Савельевны Фридлянд. Он был вторым сыном — старший брат Миша впоследствии возьмет псевдоним Кольцов и станет известным писателем и журналистом, создателем и редактором журналов «Крокодил» и «Огонек».

Оба брата рано ушли из-под опеки любящих родителей, чтобы начать самостоятельную жизнь. Михаил начал писать и сотрудничать с центральными газетами. Борис рисовал с раннего детства — он так и ходил с блокнотом и карандашом, причем рисовал именно людей, их состояние в разных ситуациях. Он был очень наблюдательным, свои первые карикатуры опубликовал еще в студенческой газете, а вот в серьезное издание попал уже после революции.

 — Я работал секретарем в «Редиздате» на Украине, — рассказывает Борис Ефимович.  — Миша в то время тоже жил и работал в Киеве. И вот он мне говорит: «Нужен карикатурист для газеты «Красная Армия». Хватит в канцелярии сидеть — начинай рисовать!» Я нарисовал Деникина, которого штыками прижали к Черному морю. Так я стал карикатуристом в газете — в один день. Мне было 19 лет.

 — Вы подписали свой первый рисунок псевдонимом «Борис Ефимов». Отец не обижался за то, что отказались от его фамилии?

 — Обижался, наверное. Но мне никогда об этом не говорил. Он понимал, что в то время спокойнее было жить с фамилией Ефимов, чем Фридлянд…

 — Были трудности с такой фамилией?

 — Наверное, были, я не все понимал. Но понимал, что лучше бы их не было.

Известность в широких политических кругах к карикатуристу Ефимову пришла после личного заказа вождя. Ему позвонили и сказали, что товарищ Сталин решил бить смехом американских империалистов, которые после Великой Отечественной замахнулись на Арктику. Якобы именно оттуда можно ждать нападения русских, поэтому там нужно срочно разместить военные базы.

 — Я не спал сутки напролет — думал, что именно нужно нарисовать, — рассказывает Борис Ефимович.  — Потом в голову пришла такая мысль: нарисовать семью эскимосов возле маленькой юрты, у маленького эскимоса в руках мороженое на палочке — модное тогда эскимо, рядом с ними северные обитатели — два медвежонка, олень, морж, пингвин, который, как оказалось, в Арктике жить не может… И на эту «русскую опасность» надвигается грозный американский генерал Эйзенхауэр. Я каким-то чудом успел сделать работу в срок, и рисунок отдали Сталину. Я ожидал чего угодно, так как был уверен: Сталин прекрасно помнит, что я — родной брат Михаила Кольцова, которого по его приказу арестовали и расстреляли как врага народа еще до войны. Я был готов ко всему. Но меня вызвал Жданов и… показал, в каких местах рисунок нужно поправить. Правку карандашом делал сам Сталин. На черновике сохранились надписи, сделанные его рукой. Причем видно, что красный карандаш сломался и он дописывал потом простым карандашом…

 — Ведь именно этот рисунок считают «перчаткой», которую СССР бросил США перед началом холодной войны?

 — Считают, да…

 — А где сейчас этот рисунок хранится?

 — Даже не знаю. Наверное, у тех, кто его купил…

 — Когда вы видели Сталина, что было у вас в душе, какие чувства?

 — Благоговение. Я его видел несколько раз. На собраниях, на митингах, на праздниках. И даже после того, как был арестован мой брат, Михаил Кольцов, я по инерции не перестал его уважать и бояться… Видимо, так устроена человеческая психика… Хотя я точно знал, что брат пострадал невинно. Ведь он был арестован, как бы это сказать, совершенно неожиданно. Это была сенсация! Он был арестован после возвращения из Европы, где брат успешно провел две больших конференции. Но что-то такое случилось… Всего теперь не узнаешь…

 — Это правда, что Гитлер считал вас личным врагом за ваши «убийственные» антифашистские карикатуры?

 — Не уверен, что Гитлер интересовался карикатуристом Борисом Ефимовым и имел информацию обо мне… Скорее всего, это легенда…

От мальчишеского запала, от наивности, с которой Борис Ефимов ворвался во взрослую жизнь, не осталось и следа. Он и сам считает, что слишком многое было принято на веру. Поэтому и в 107 лет не перестает интересоваться политическими новостями в стране и за рубежом — чтобы лично быть в курсе событий. За выборами президента России следил увлеченно, но имеет на них свой взгляд.

 — Меня кандидатура Владимира Путина очень даже устраивала, — говорит художник.  — У него внешность президентская. Путин был до известной степени оригинальным. Я от него получил две грамоты — очень приятные. У меня дома на стене висят. Я их и не думаю снимать — потому что понимаю, что мне их вручила историческая личность. А еще он мне дал орден Почета. Это, конечно, не орден Ленина, но тем не менее…

 — А вы Путина рисовали?

 — Да, я успел его нарисовать!

 — А нового президента будете рисовать?

 — Пока не вижу образа. Таких лиц — миллионы, мы каждый день их видим…

 — Как вы находите образ того, кого собираетесь рисовать?

 — Это по-разному бывает… Тут нет никакой закономерности. Сразу как-то человек понравился или не понравился… Вообще, искусство — оно так же сложно и непостижимо, как сама жизнь. Так я это определяю. Что-то не получается, что-то получается, что-то хорошо, что-то плохо… Жизнь сложна…

Полностью интервью

с Борисом Ефимовым

читайте в седьмом номере еженедельника «СОБЫТИЯ».

1177

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.