Происшествия

Чуть не умерла от удара током: причину ЧП с ребенком в киевской школе назвали только спустя два года

8:05 28 августа 2020
Аиша Сулиман с мамой

В столовой киевской школы № 69 произошло ЧП: первоклассницу, которая прикоснулась к металлическому столу с подогревом, ударило током. Аиша Сулиман закричала и упала без чувств. У девочки остановилось сердце. Врачам удалось его запустить, но с тех пор Аиша находится в вегетативном состоянии — не ходит, не разговаривает и мало на что реагирует. ЧП произошло еще в апреле 2018 года — и тогда присутствовавшие в столовой дети рассказывали «ФАКТАМ», что Аишу ударило током. Один мальчик даже сообщил, что, прикоснувшись к столу, тоже почувствовал ток и у него онемела рука. Однако дирекция школы версию об ударе током категорически отрицала, утверждая, что в тот день столы якобы были отключены от электричества.

Маме пострадавшей девочки с большим трудом удалось добиться открытия уголовного производства. А сейчас появились неопровержимые доказательства того, что Аишу таки ударило током. Это подтвердила проведенная в рамках расследования судебно-медицинская экспертиза. Эксперты обнаружили на руке девочки метки, которые свидетельствуют об ожоге. И установили, что именно удар током вызвал остановку сердца, а затем поражение центральной нервной системы.

«На следующий день в столовой начался ремонт, а медсестра, пытавшаяся оказать помощь дочке, уволилась»

— В школе мне пытались доказать обратное, — рассказала «ФАКТАМ» мама Аиши Марина Сулиман. — Бывший директор говорила, что это я во всем виновата — мол, «сама привела больного ребенка», а теперь пытаюсь обвинить во всем руководство школы. Но дочь была абсолютно здорова! Это подтвердили две медкомиссии, которые мы прошли перед тем, как идти в первый класс. Обвиняя во всем меня, администрация школы тем временем заметала следы. Одноклассники Аиши рассказали, что на следующий день после случившегося в столовой школы вдруг начался ремонт. Директор сразу же ушла с должности. А медсестра, которая пыталась оказать Аише помощь до приезда «скорой», уволилась.

ЧП случилось 4 апреля 2018 года. У Марины сохранились видеоролики, которые Аиша записывала за несколько часов до трагедии. На них девочка смеется и поет песенки, она веселая и активная.

— А после первого урока мне позвонила учительница: «Аише плохо. Заберите ее», — продолжает мама девочки. — Когда я прибежала в школу, там уже были две «скорые». На входе меня встретила учительница: «Вы только не волнуйтесь. Все хорошо. Ее качают». «Что значит „качают“? — переспросила я. — Где?» — «В столовой». Забегаю туда, а Аиша лежит на столе, не дышит. Ее открытые глаза были залиты кровью. Она находилась в таком состоянии 23 минуты. Врачи даже зафиксировали клиническую смерть.

Дочку забрали в реанимацию. Вечером мне на «вайбер» стали приходить сообщения от родителей одноклассников дочки. «Марина, дети говорят, что Аишу ударило током, — писали они. — И не только ее. Другие тоже чувствовали разряд». Я позвонила учительнице и спросила, почему она ничего не сказала мне об ударе током. Любовь Григорьевна заявила, что ничего об этом не знает. Мол, ее в тот момент не было рядом.

Первые три дня Аиша была в глубокой коме. На 16-й день дочку перевели в неврологию, и врач назвал ее состояние вегетативным. Иными словами, у нее сохранились некоторые рефлексы, но повреждения мозга очень серьезные. Аиша практически ни на что не реагировала. Изредка говорила что-то похожее на «мама» и по ее щекам текли слезы… Кстати, через несколько дней после случившегося я обнаружила на правой ладони Аиши темные точки. Как будто небольшие ранки, в которых запеклась кровь. Именно этой рукой Аиша прикоснулась к металлическому столу.

«Я видел, как она схватилась за металлический раздаточный стол — вздрогнула и закричала»

Что о произошедшем рассказывали дети, которые в тот момент тоже находились в столовой? С некоторыми из них удалось поговорить журналисту «ФАКТОВ».

— Аиша кричала на всю столовую! — рассказал старшеклассник Стефан. — Мы с ней стояли в одной очереди. Я видел, как она схватилась за металлический раздаточный стол — в ту же секунду вздрогнула и закричала. Все испугались и отбежали в сторону. А она продолжала кричать и… не могла оторвать руку от стола. Секунд через десять она потеряла сознание. Один мальчик в очереди сказал, что его ударило током. Буфетчица приказала всем отойти, чтобы больше никого не ударило.

— Мы все стояли возле того металлического стола, — вспоминает еще один мальчик. — Эта девочка (Аиша. — Авт.) была в метре от меня. Я тоже хотел взять булочку, прикоснулся к столу — и почувствовал ток. Меня ударило. Рука онемела. А буквально секунд через тридцать закричала девочка. Она, как и я, прикоснулась к столу. Но я быстро отдернул руку, а она почему-то не смогла. Она очень громко кричала, а потом упала и уже не дышала. Буфетчица сначала отнесла ее в подсобное помещение, но потом вынесла в зал и положила на стол. У меня на руке остались пятнышки от тока. На ладони долго оставался след.

Дети рассказали, что на столах с подогревом не раз видели другую бытовую технику. Например, в тот день на столе, к которому прикоснулась Аиша, стояли чайник и микроволновая печь.

— А еще видели под этим столом провода, — рассказала «ФАКТАМ» мама одной из учениц. — Дочь даже запомнила, какого они были цвета, — красный и черный, и один был обмотан изолентой…

Нынешний директор школы № 69 Виктор Ужицкий в комментарии «ФАКТАМ» сказал, что знает о случившемся только со слов коллег (ведь сам он тогда в школе еще не работал), которые говорили ему, что столы с подогревом были отключены.

— Была проведена проверка, составлены соответствующий акт и четыре протокола, где указано, что ток был в норме, — сообщил «ФАКТАМ» Виктор Ужицкий. — Также был составлен технический отчет о том, что школа может работать. Сразу после случившегося приезжали сотрудники ГСЧС и другие структуры, и ничего не было обнаружено.

Однако к вышеупомянутому акту возникло много вопросов. Так, журналисты программы «Говорит Украина», которые видели документацию, обратили внимание, что технические отчеты были сделаны только через два месяца после ЧП. А в результатах проверки ни слова не сказано о показаниях других детей и о том, что еще один ребенок тоже почувствовал удар током. То, что Аиша Сулиман получила электротравму, подтвердил и врач скорой помощи, который 4 апреля 2018 года приезжал на вызов в школу. «Охранник этой школы сказал нам, что какой-то агрегат бил током. Рассказал, что они неоднократно подавали об этом заявки, но никто ничего не ремонтировал», — объяснил врач.

— Этот же охранник тогда рассказал полиции, что, как только с Аишей случилась беда, он первым делом отключил рубильник — чтобы больше никого не ударило током, — говорит Марина Сулиман. — Но позже отказался от своих показаний и заявил, что его в тот день вообще не было в школе. Очевидно, на него надавили. Школе не нужна была огласка. Поэтому, когда я начала открыто говорить о том, что произошло с дочкой, бывший директор школы начала обвинять во всем меня. Помню, как она кричала мне в трубку: «Ваш ребенок для меня умер!»

«Реабилитация в хорошем специализированном центре — это очень дорого, у нас нет таких денег»

— Окончательное подтверждение того, что у Аиши остановилось сердце из-за удара током, мы получили только спустя два года после ЧП, — продолжает Марина Сулиман. — В заключении судмедэкспертизы сказано, что «установленные факты позволяют утверждать, что 04.04.2018 г. в помещении столовой школы № 69 Сулиман Аиша получила электротравму, ставшую причиной наступления опасного для жизни состояния: острой сердечной недостаточности, остановки сердечной деятельности. Эта электротравма относится к тяжким телесным повреждениям».

Экспертиза доказала то, что все это время пытались отрицать в школе. Получив эти результаты, я пошла в КГГА, чтобы записаться на прием к мэру Киева Виталию Кличко. Надеялась, что эти доказательства помогут добиться того, чтобы Аишу определили в хороший реабилитационный центр. Я привела в школу здорового ребенка, а забрала ее в состоянии комы после клинической смерти. Реабилитация в хорошем специализированном центре — это очень дорого, у нас нет таких денег. Вот и надеялась на какую-то помощь со стороны властей. Но на прием к мэру так и не попала. А вскоре после этого стали происходить странные вещи. Я начала замечать, что за мной ходят какие-то люди. Что возле дома, где я живу с дочками, постоянно дежурит машина, которая раньше здесь не появлялась. Однажды позвонил мужчина (его голос был мне незнаком) и сказал: «Будешь ходить по улице — оглядывайся!» — и бросил трубку.

Через некоторое время позвонила следователь Соломенского райотдела полиции (теперь уже это дело ведет другой человек) и сообщила, что уголовное производство… закрывают. Я поехала в суд, где сказали, что судья принял решение о закрытии дела, потому что не видел результатов судебной экспертизы. Следователь, дескать, была в отпуске, и судье результаты экспертизы никто не показал. Расследование же возобновили. Вскоре мне сообщили, что в деле появился подозреваемый — завхоз.

— Заместителю директора школы по административно-хозяйственной части сообщено о подозрении по статье «Служебная халатность», — сообщила «ФАКТАМ» пресс-секретарь прокуратуры Киева Надежда Максимец. — Замдиректора халатно отнесся к своим обязанностям в части контроля за проверкой изоляции электроприборов в заведении и, не убедившись в их исправности, допустил в помещение персонал и учеников.

Проведены все необходимые следственные действия, допрошены свидетели, чьи показания будут использоваться в суде, проведен следственный эксперимент. В материалах есть результаты судебно-медицинский экспертизы, и сейчас ожидаем результаты еще одной — для установления причинно-следственной связи между действиями (бездействием) служебных лиц, допустивших нарушения, и травмированием школьницы. Результаты этой экспертизы ожидаем уже в сентябре. Сразу после этого обвинительный акт будет направлен в суд для рассмотрения по сути. Санкция предъявленной завхозу статьи предусматривает до пяти лет лишения свободы.

— Безусловно, хорошо, что расследование сдвинулось с мертвой точки, — говорит Марина Сулиман. — Но у меня все равно есть вопросы. Например, стол, к которому прикоснулась Аиша, так и стоит в школьной столовой — за два года его почему-то никто не забрал на экспертизу. И если администрация школы с первых дней всеми способами пыталась замести следы, неужели они не могли за это время отремонтировать стол или вообще его заменить?

До трагедии у Аиши не было проблем со здоровьем

— Когда я спросила у следователя, почему стол не изъяли, тот сказал, что подал в департамент образования КГГА соответствующий запрос, — продолжает Марина Сулиман. — Но в департаменте говорят, что никакого запроса не получали. Кроме того, у мальчика, который рассказал, что тоже чувствовал удар током, так и не взяли показания.

Что же касается завхоза, то его нигде не могут найти. Недавно к нему домой приезжали журналисты, но, судя по стопке непринятых квитанций и корреспонденции в почтовом ящике, в квартире давно никто не живет. Его жена отказывается сообщать, где он находится. Из школы его уволили. Уволили, кстати, и буфетчицу, которая видела, как Аишу ударило током, но давала следствию неправдивые показания.

Марина считает, что расследование затягивается:

— Например, следственный эксперимент в столовой провели только после того, как в дело в очередной раз вмешались журналисты. Все идет очень медленно. Прокурор советовал мне подать гражданский иск к КГГА, в подчинении которой находится школа, и попробовать таким образом добиться компенсации. Я подала, но суд отказался его принять, поскольку уголовное дело все еще находится на стадии досудебного расследования. Претендовать на какую-либо компенсацию я смогу только после того, как суд вынесет приговор завхозу. Когда это будет, неизвестно. А деньги на реабилитацию Аиши нужны уже сейчас.

— За два года состояние Аиши улучшилось?

— Дочка все еще находится в вегетативном состоянии. Некоторые врачи говорят, что она постепенно из него выходит, но это происходит очень медленно. Из хорошего — Аиша явно начала меня понимать. Она все еще не может ничего сказать, не может ходить и даже стоять. Но взгляд стал более осознанным. Она реагирует на происходящее вокруг. Часто улыбается, даже смеется… За эти два года я фактически стала реабилитологом. По видеороликам в Интернете освоила ЛФК и техники работы с детьми с подобными поражениями центральной нервной системы. С Аишей занимаюсь каждый день.

Как мне объяснили врачи, сразу после случившегося ее мозг спал. А затем постепенно начал просыпаться — энцефалограмма зафиксировала соответствующие импульсы. Но пока мозг дочки не контролирует тело, и появилась новая проблема — судороги. В ноябре прошлого года у Аиши случился приступ эпилепсии. Мы опять попали в больницу… Врачи, как и раньше, не дают никаких прогнозов. Говорят, что в подобных случаях нельзя ничего загадывать. Недавно я познакомилась с женщиной из Канады, ребенок которой провел в таком состоянии пять лет. А потом выкарабкался и сейчас даже ходит в школу. Я верю, что Аиша тоже поправится.

Сейчас девочке нужна помощь профессиональных реабилитологов. Но на это у семьи нет денег. Марина одна воспитывает двоих детей (у Аиши есть старшая сестра) и, чтобы лечить дочь, уже продала свой небольшой бизнес. Для тех, кто хочет помочь девочке, сообщаем номер карточки Марины Сулиман: 5168 7573 6277 1992 «ПриватБанк».

Ранее «ФАКТЫ» сообщали о трагедии в России: в городе Ростове-на-Дону погиб ребенок, который получил удар током, прикоснувшись к фонарю рядом с детской площадкой.

Читайте также: Фонтан-убийца: девятилетняя девочка пыталась достать кепку и погибла от удара током в воде

2043

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер