ПОИСК
Происшествия

«я лежал под столом и молился, а рядом падали мои товарищи, сраженные пулями»

0:00 20 апреля 2007
«я лежал под столом и молился, а рядом падали мои товарищи, сраженные пулями»
Инф. «ФАКТОВ»

Известный журналист Ларри Кинг два вечера общался в прямом эфире с непосредственными участниками трагедии в Технологическом университете в Виргинии, где 23-летний студент застрелил 32 человека Президент США Джордж Буш объявил на этой неделе национальный траур в связи с трагедией, которая разыгралась 16 апреля в Технологическом университете Виргинии. 23-летний студент этого престижного учебного заведения, гражданин Южной Кореи Чо Сен Хи расстрелял десятки человек в университетском комплексе, а затем покончил с собой. Погибли 32 студента и преподавателя, 14 остаются в больнице с огнестрельными ранениями. По свидетельству очевидцев, это была настоящая бойня, которая по числу жертв превзошла все подобные инциденты в истории Америки. Преступление, в реальность которого трудно поверить, привлекло внимание ведущих телекомпаний, газет и журналов. Журналист телеканала Си-эн-эн Ларри Кинг с помощью своих помощников два вечера подряд общался в прямом эфире с непосредственными участниками этой трагедии. Благодаря их рассказам удалось не только воссоздать, как все происходило, но и нарисовать психологический портрет Чо Сен Хи.

«Администрация университета объявила тревогу, но служба безопасности города и полиция пришли к выводу, что это излишне»

- Добрый вечер! Трагедия в студенческом городке Блэксберг в штате Виргиния остается в центре всеобщего внимания. Каждый час мы узнаем что-то новое о том, что происходило в университете. Оказывается, бойню можно было предотвратить! У полиции было как минимум два часа на то, чтобы принять меры повышенной безопасности в учебных корпусах и общежитиях, но она упустила эту возможность. Предоставляю слово нашему корреспонденту Кароль Костелло, которая находится сейчас в Блэксберге.

- Спасибо, Ларри! Как выяснилось, первые убийства совершены в 7. 15 утра (местное время.  — Ред. ) в студенческом общежитии «Амблер Джонстон-холл». Здесь были застрелены молодые мужчина и женщина, которую Чо Сен Хи считал своей девушкой. Когда он выяснил, что она встречается с другим, в нем взыграла ревность. В учебный корпус «Норрис-холл» Чо пришел в 9. 15, два часа спустя после двойного убийства в общежитии. Между этими зданиями расстояние всего 800 метров. Сейчас выясняется, где был преступник в этот промежуток времени, что делал. Об убийствах в «Амблер Джонстон-холле» стало известно почти сразу. Администрация университета сначала объявила тревогу, но потом служба безопасности городка и полиция пришли к выводу, что это излишне. Они были уверены, что речь идет об изолированном инциденте на почве выяснения личных отношений. Однако в 9. 15 Чо Сен Хи открыл двери учебного корпуса «Норрис-холл»…

- С нами на связи студент Технологического университета Трей Перкинс. Он находился в кабинете немецкого языка, где были убиты несколько человек. Перкинс чудом выжил. Трей, ты можешь рассказать нам, как все случилось?

- Я попробую, Ларри. Примерно в 9. 45 мы услышали какие-то странные хлопки в коридоре. Кто-то предположил, что это чья-то неудачная шутка. Мы только начали обсуждать его замечание, как вдруг в класс ворвался этот парень и начал тут же стрелять!

- Ты знал его?

- Нет, впервые видел.

- И что было дальше?

- Об этом очень трудно говорить. Мои товарищи падали, сраженные пулями. Я инстинктивно бросился на пол, перевернув сначала один стол, потом второй. Мне казалось, что смогу спрятаться за ними. Я лежал и молился.

- Ты видел, как убили вашего преподавателя?

- Да, это было ужасно.

- Убийца не заметил тебя?

- Не знаю. Я лежал без движения.

Профессор Ливиу Либреску, загородивший собою вход в аудиторию, был расстрелян через двери

- Спасибо, Трей. Из кабинета немецкого языка Чо двинулся дальше. Вот еще один рассказ студента, видевшего смерть. На связи с нами Дерек О'Делл.

- Мы сидели в аудитории, когда за дверями послышались выстрелы. Так, громкие хлопки. У нас идет ремонт, так что шума хватает. Мы даже не успели возмутиться, что строители снова мешают нам заниматься, как в кабинет ворвался этот тип. Он подскочил к студенту, стоявшему ближе всех к двери, и ни слова не говоря выстрелил бедняге в голову из пистолета. Те, кто сидел в первых рядах, не успели среагировать. Он методично расстреливал их с близкого расстояния. Целился в голову. Тут началась паника. Одни пытались прорваться к выходу, другие бросились к окнам, чтобы выпрыгнуть на улицу. Я упал на пол. Через несколько минут выстрелы стихли. Когда я поднялся, почувствовал боль в руке. Посмотрел на нее и увидел, что истекаю кровью!

- Ты был ранен?

- Да, но не сразу понял это. Боль пришла, когда все уже закончилось. А кровь на моем теле, очевидно, обманула этого типа.

- Огромное спасибо, Дерек. Надеюсь, твоя рана скоро заживет. У нас в эфире Зак Петкевикс, старшекурсник. Он тоже был на занятиях в «Норрис-холле». Заку и двум его друзьям удалось спасти и себя, и своих товарищей. Они не поддались панике, когда услышали выстрелы в соседних аудиториях. Пожалуйста, Зак, мы слушаем тебя!

- Все происходило очень быстро. Услышав шум и крики, мы…

- Вас было трое, так?

- В аудитории было человек 30. Мы втроем подбежали к дверям и подперли их двумя тяжелыми столами. Едва мы успели сделать это, как дверная ручка задергалась! Кто-то пытался открыть дверь снаружи! Мы навалились на столы. Ему все же удалось на какое-то мгновение приоткрыть дверь. Образовалась щель шириной в пару сантиметров, не больше. Мы поднажали, и дверь захлопнулась. Тогда он дважды выстрелил в нее. Пули, пробив дверное полотно, застряли в столешницах. Мне кажется, он думал, что мы держим двери своими телами, и выстрелы нас напугают. Но мы не поддались, и он отправился дальше…

- Ситуации, подобные той, которую описал нам сейчас Зак, происходили и в других классах. В одном из них погиб, спасая своих студентов, 76-летний профессор Ливиу Либреску. Он родился и вырос в Румынии, пережил Голокост, нацистский лагерь, с трудом смог после войны уехать в Израиль — его не выпускали из страны коммунисты. Профессор Либреску не успел загородить вход в свою аудиторию столом. Он держал двери, упершись в них своим телом. И кричал студентам, чтобы выпрыгивали в окна. Его кабинет находился на втором этаже. Чо застрелил профессора через дверь. В понедельник в Израиле отмечали День памяти жертв Голокоста… Были убиты еще несколько преподавателей. Мы беседуем с профессором Уильямом Нокке, чей близкий друг доктор Дж. В. Логанатан оказался в числе погибших. Профессор Нокке, вы тоже были в «Норрис-холле»?

- Нет, Ларри, я преподаю в другом учебном корпусе  — «Паттон-холле». Они находятся рядом. Окна моего кабинета смотрят прямо на «Норрис-холл».

- И что вы видели утром 16 апреля?

- Сначала послышались выстрелы. Потом из окон соседнего корпуса стали выпрыгивать студенты. Это была какая-то жуткая, почти сюрреалистическая картина. Затем появилась полиция. Они окружили здание и принялись помогать тем, кто уже был на улице. И только, когда появился SWAT (специальное подразделение американской полиции, созданное для борьбы с террористами.  — Ред. ), в «Норрис-холл» вошли его бойцы. Нам по радиосвязи велели не выходить и держаться подальше от окон. Сказали, что в соседнем корпусе стрелок. Неизвестно, что ему придет в голову.

- Как вы узнали о гибели вашего друга доктора Логанатана?

- Официально о том, что он убит, сообщили только через сутки. Все это время мы надеялись, что он, может быть, ранен, но жив! К несчастью, наши надежды не оправдались. Мы знали друг друга 25 лет. Его очень любили студенты. Это был один из лучших преподавателей университета.

- Что вы сейчас чувствуете? Как справляетесь со всем этим?

- Думаю, все мы еще не оправились от шока. Масштаб трагедии я лично осознал только сегодня на университетском стадионе. Прилетел президент Буш, его жена. Собралось не менее 20 тысяч человек. Все вместе молились, плакали, вспоминали погибших. У нас большой университет, но мы все — одна семья. И горе сплотило нас. Я получил уже сотни сообщений по электронной почте со всего мира. Пишут разные люди. Одних я не знаю вовсе. С другими много лет не общался. Ну и конечно, друзья, родственники. Все выражают свои соболезнования. Эта трагедия никого не оставила равнодушным.

«Еще в 2005 году я обратила внимание, что сочинения Чо Сен Хи отличались жестокостью»

- Спасибо, профессор Нокке. Только что со мной на связь вышел еще один наш корреспондент — Джим Акоста. Ему удалось поговорить с преподавателем английского языка Люсиндой Рой. Какое-то время она вела занятия в группе, где учился Чо Сен Хи. Люсинда готова повторить нам все, что рассказала Джиму. Мы слушаем вас.

- Здравствуйте, Ларри. Я вела занятия в группе Чо осенью 2005 года. Тогда же я была деканом на факультете английского языка и литературы. Ко мне подошел один из наших преподавателей и поделился своими наблюдениями за студентом из Южной Кореи. Он был очень встревожен. Сочинения, написанные Чо, отличались жестокостью, каким-то психологическим разладом. Прочитав эти работы, я согласилась с коллегой. Мне показалось необходимым сообщить обо всем администрации университета, а также полиции.

- Вы сделали это?

- Да.

- И что вам ответили?

- Полицейские сказали, что в сочинениях Чо нет ничего, за что его можно было бы арестовать или привлечь к ответственности. Действительно, там не было открытых призывов к насилию или угроз убить кого-то. Жестокость носила скрытый характер.

- А администрация?

- Руководство сказало, что Чо — мой студент и я должна разобраться с его странностями сама.

- И что сделали вы?

- То, что было в моих силах. Предложила ему заниматься со мной индивидуально. И мы провели целый ряд таких занятий. Я пыталась с помощью бесед о литературе заставить его раскрыться передо мной.

- Вам это удалось?

- Не думаю. Он немного успокоился. На какое-то время исчезло внутреннее напряжение, ощущавшееся в нем постоянно. Мы занимались индивидуально целый семестр. Потом его группу взял другой преподаватель.

- То, что мы сейчас услышали, поразило меня. Выходит, администрация университета, полиция знали, что есть студент, чье психологическое состояние вызывает озабоченность опытных преподавателей! Но есть, оказывается, еще более вопиющие факты! О них узнал наш корреспондент Гэри Тачмен. Он нашел двух студентов, которые целый год жили в одной комнате с Чо! И эти ребята согласились принять участие в нашей программе. Джон и Энди в эфире. Парни, когда вы были с Чо соседями по комнате?

- В прошлом году. Мы жили в комнате Ь 4. Она рассчитана на четырех человек, но нас было трое.

- Вы жили втроем целый год?

- Да.

- Что вы можете сказать о Чо?

- Более странного парня нам еще не приходилось встречать! За год мы от него и десяти слов не услышали!

- Он был скрытным?

- Невероятно! Этакий тихоня, о котором ничего не известно.

- Вас это не пугало?

- До определенного времени нет.

- Что это значит, объясните, пожалуйста!

- Понимаете, Ларри, он был странным, но не опасным. У него никогда не было оружия. Он даже нe говорил о таких вещах. Хотя он ведь ни о чем не говорил.

- Как он проводил свободное время?

- Мог часами слушать музыку на своем ноутбуке. Причем у него была невыносимая привычка крутить одну и ту же песню. Он запускал ее по кругу 30, 40, 60 раз!

- Что это были за песни?

- Ту, что нам до чертиков надоела, исполняет рок-группа «Коллектив Соул».

- У вас не было ссор, конфликтов?

- Не было до тех пор, пока как-то вечером к нам не заявились полицейские!

«Он преследовал девушек, но ни полицейские, ни администрация не хотели серьезно разбираться с ним»

- К вам пришла полиция? Из-за Чо?

- Ну да. Оказалось, он приставал к одной девушке.

- Пытался ее изнасиловать?

- Нет, но он ее преследовал.

- В чем это выражалось?

- Вбил себе в голову, что они могут встречаться. Но сначала тайком собрал на нее целое досье! Следил за ней, узнавал ее привычки, круг интересов, всякие интимные мелочи. А когда решил, что знает о ней все, попытался познакомиться. Только сделал это в своей манере. Весьма странной. Он стал звонить ей, забрасывать электронными письмами. Задавал вопросы, а потом говорил, ответила она на них честно или соврала. «Эй, я — твой детектор лжи!» — сказал он ей однажды. Девушка не выдержала и пожаловалась в полицию. Стражи порядка пришли к нам, чтобы провести беседу с этим чокнутым. Его даже на два или три дня забирали в больницу. С ним там психиатры возились.

- Вы знали эту девушку?

- Она была студенткой нашего университета, но имени ее мы не знаем.

- После больницы Чо успокоился?

- Какой там! Он находил себе новых девушек. Двух мы знали. Они учились с нами. Мы их предупредили, чтобы они держались от этого психа подальше.

- Они вас послушались?

- Они-то послушались, но Чо продолжал их доставать. И они тоже пожаловались.

- И что полиция?

- Да ничего! Опять беседовали с ним. Но в больницу больше не забирали.

- Я не понимаю, студент с явными психическими отклонениями смог доучиться до четвертого курса! Неужели руководство университета ничего не знало о его странностях?

- Понимаете, Ларри, это не наше дело. Своих товарищей мы предупредили. А странности — это ведь не преступление. Когда мы заводили разговор о Чо с преподавателями, они отвечали: с успеваемостью у этого студента все в порядке. Что мы могли сделать? Ничего. Сказали друг другу: раз у этого парня хватило ума поступить в Технологический университет, значит ему здесь и место…

- Вот это история! Выходит, полиции этот студент был хорошо знаком! Он преследовал девушек, он писал сочинения, вызывавшие тревогу у опытных преподавателей, но ни полицейские, ни администрация не хотели серьезно разбираться с ним. Откуда же этот парень взял оружие? На этот вопрос нам сможет ответить Кароль Костелло. Она общалась с полицией.

- Да, Ларри. По одному из пистолетов все ясно. Месяц назад Чо купил его в местной оружейной лавке за 571 доллар вместе с 50 патронами. Рассчитывался по кредитной карточке.

- Что это за пистолет?

- 9-миллиметровый «Глок 19». Владелец лавки завил, что покупатель не вызвал у него никаких подозрений. Спокойный, вежливый молодой человек. Студент университета.

- Он объяснил, зачем ему оружие?

- Сказал, что беспокоится о своей безопасности.

- А второй пистолет?

- С этим пока не все так просто. Это «Вальтер», калибр. 22. Серийный номер спилен. Скорее всего, Чо купил его на черном рынке. Сейчас полиция пытается установить происхождение этого пистолета.

- Есть ли уже данные баллистической экспертизы?

- Частичные, но их достаточно, чтобы с уверенностью утверждать: один из пистолетов был орудием убийств в общежитии в понедельник утром.

- Спасибо, Кароль. Всю эту неделю в университете занятий не будет. Большинство студентов разъезжаются по домам, но вряд ли их радует причина этих неожиданных каникул. Весь студенческий городок взят теперь под усиленную охрану полиции. Студентам это не нравится. Ребята, с которыми говорили мои коллеги, считают, что в этом нет необходимости. Они не хотят, чтобы при входе в их общежития и учебные корпуса устанавливали металлодетекторы. А такие предложения теперь высказывают представители администрации университета. Учащиеся надеются, что до этого не дойдет. «Мы хотим чувствовать себя студентами, а не жителями полицейского государства!» — говорят они. И еще. Они по-прежнему любят свой Технологический университет. И просят, чтобы его название помнили не только в связи с трагедией 16 апреля 2007 года.

Перевод

Наталии ТЕРЕХ, «ФАКТЫ»

307

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер