ПОИСК
Происшествия

«Исполнительная служба нашла мой номер телефона единожды — когда мою квартиру уже продали на торгах»

6:34 15 января 2021
Ольга Фарбей

Можно ли из-за кредита на покупку мобильного телефона лишиться жилья? Это кажется невероятным. Но, как оказалось, даже из-за небольшого потребительского кредита на три тысячи гривен возможно потерять трехкомнатную квартиру под Киевом стоимостью больше миллиона гривен. Эта история произошла с Ольгой Фарбей, которая в далеком 2006 году брала кредит даже не для себя, а для своего знакомого. А в 2017 году неожиданно узнала, что знакомый этот кредит не выплатил, а ее квартиру без ее ведома… продали на торгах.

«Я была уверена, что знакомый, по чьей просьбе брала кредит, выплатил его»

О том, что Ольга Фарбей имеет задолженность, которая увеличивается с каждым днем, «ПриватБанк», по словам женщины, ей не сообщал. От банка не было ни звонков, ни sms-сообщений.

— Поэтому я и была уверена, что знакомый, по чьей просьбе брала этот кредит, выплатил его, как и обещал, — рассказывает «ФАКТАМ» Ольга Фарбей. — Он говорил, что сам не может оформить кредит из-за отсутствия официального места работы. Выплачивает ли он деньги, не проверяла, и это было моей ошибкой. Но обычно из банка начинают звонить при малейшей задолженности. А я указывала в договоре и свое место работы, и номер телефона, который с тех пор не меняла. Так как из банка ни разу не позвонили, я и думать забыла о том кредите.

Вспомнить о нем Ольге пришлось через десять лет, когда ей неожиданно позвонили из исполнительной службы и попросили сообщить банковские реквизиты.

— Сотрудница исполнительной службы сказала: «Хотим перечислить деньги, оставшиеся от продажи вашей квартиры», — вспоминает Ольга. — Я решила, что это какая-то ошибка. Как кто-то мог продать мое жилье? Но ответа на свои вопросы не получила. А когда лично приехала в исполнительную службу, там сказали, что мою квартиру продали за долги перед банком.

В исполнительной службе Ольге показали решение Печерского райсуда Киева, в соответствии с которым в 2014 году суд обязал ее выплатить «ПриватБанку» больше 39 тысяч гривен. Из решения суда (оно было заочным, потому что суд проходил в отсутствие Ольги) стало ясно, что ее знакомый не сделал ни одного платежа. Сумма задолженности увеличивалась с каждым днем, а когда достигла почти 40 тысяч гривен, банк подал на Ольгу иск в суд, как на злостную неплательщицу. Еще в решении суда было сказано, что о задолженности и проведении судебных заседаний Ольга «была надлежащим образом проинформирована».

— Но за все это время мне ни разу не звонили ни из банка, ни из исполнительной службы! — говорит женщина. — Потом оказалось, что из суда действительно приходило несколько повесток, но по адресу моей регистрации. Я зарегистрирована в маминой квартире в Печерском районе Киева, но не живу там с 1998 года. Квартира пустует — мама бывает там от силы несколько раз в году. Почту никто не забирал. Вместо того чтобы хоть раз мне позвонить или прислать sms-ку (я ведь не меняла номер телефона), банк подал иск, и Печерский райсуд Киева обязал меня выплатить задолженность. Когда решение суда вступило в законную силу, его получили сотрудники исполнительной службы. И они тоже даже не пытались меня найти!

Исполнители продали мою квартиру на электронных торгах. Все это происходило без моего ведома и без ведома мужа, который там зарегистрирован. В исполнительной службе признают, что письма, которые они мне отправляли, возвращались. Но это, оказывается, не имело для них значения. А когда квартира уже была продана, исполнители неожиданно нашли мой номер телефона и позвонили, чтобы узнать банковские реквизиты.

Квартиру Ольги в этом доме продали без ведома хозяйки

Еще один непонятный момент — с оценкой квартиры, которую обязаны были провести перед продажей. Судя по документам, это было сделано — и квартиру оценили в 800 тысяч гривен (хотя реальная цена около миллиона гривен). Но, по словам Ольги, оценщик к ней ни разу не приходил.

— В документах сказано, что оценщик якобы пришел в квартиру и ему открыл квартирант по имени Андрей. Но это ложь, — возмущается Ольга. — В квартире все время жили только мы, здесь никогда не было квартирантов. Ни я, ни члены моей семьи никакого оценщика не видели.

Читайте также: «Квартиру мы у вас уже забрали. Она теперь наша. Если хотите получить ее назад, с вас 400 тысяч гривен»

В исполнительной службе тем временем настаивали, что все произошедшее законно. «Письма с документами, которые нужно было довести до сведения должника, отправлялись, — говорил исполняющий обязанности руководителя Бориспольского горрайотдела государственной исполнительной службы Андрей Подольский. — Но они возвращались. Почему она их не получала, неизвестно. С нашей стороны не было никаких нарушений».

Тем временем представитель Ольги Фарбей в суде Александр Савчук объяснил, что нарушения все-таки были — ведь исполнители даже не пытались найти Ольгу и уведомить ее о происходящем. Оценщика Ольга и члены ее семьи ни разу не видели.

«За долг в размере 39 тысяч гривен продали квартиру, которая стоит около миллиона»

— Кроме того, в квартире есть мебель, бытовая техника, сумма от продажи которых могла бы покрыть задолженность перед банком. Исполнители же за долг в размере 39 тысяч гривен продали квартиру, которая стоит около миллиона, — сказал «ФАКТАМ» Александр Савчук.

— Как только исполнительная служба выставила квартиру на торги, тут же нашелся покупатель, — продолжает Ольга. — Этот человек ни разу не был в моей квартире и не видел, что он покупает. Есть фирмы, скупающие недвижимость с торгов, несмотря на возможные риски, — чтобы потом сдавать ее в аренду или перепродать. Мою квартиру как раз купил предприниматель, занимающийся скупкой имущества на электронных торгах. Некоторые фирмы отслеживают такую недвижимость еще на этапе судебного рассмотрения. И если должник систематически не является в суд (как было в моем случае), его жилье берут на заметку. А как только квартиру выставляют на торги, эти люди тут же ее покупают. Им для этого даже не нужно заходить в квартиру и что-то смотреть.

Скорее всего, у таких фирм с исполнительной службой свои договоренности. Ведь если бы мою квартиру решил выкупить обычный человек, он явно захотел бы хоть раз на нее посмотреть. А у представителей банка, где она находилась на ответственном хранении, даже не было ключей.

Читайте также: «Мы лишились квартиры после того, как оставили негативный отзыв о застройщике в соцсети»

Вскоре после звонка из исполнительной службы к Ольге Фарбей пришли люди, которые назвались представителями нового владельца квартиры. По словам женщины, они заявились к ней рано утром и вели себя нагло.

— Они хамили, долго стучали в дверь, — вспоминает женщина. — Я вызвала полицию. Полицейские посоветовали не пускать их и решать вопрос в суде. Потом представитель покупателя сам вышел на связь. Позвонил и предложил мне… арендовать мою же квартиру. Сказал: «Раз вы тут живете, давайте заключим договор. Платите аренду и живите».

Ольга Фарбей подала сразу несколько исков в суд. «ФАКТЫ» рассказывали об этом в 2017 году. Следующие три года длились суды, в которых Ольга пыталась вернуть свое жилье.

— Во-первых, Ольга подала в Печерский райсуд заявление о пересмотре дела в связи с тем, что не была информирована о происходящем. И Печерский районный суд мы выиграли, — рассказал «ФАКТАМ» управляющий партнер адвокатского объединения «Интегро» Александр Савчук. — Мы доказали, что Ольга не знала о проходивших в ее отсутствие судебных заседаниях, и подали заявление о применении срока исковой давности. Ведь с того момента, как стало известно, что она не выплачивает кредит, прошло больше десяти лет. А срок исковой давности три года. Суд наш иск удовлетворил и отказал «ПриватБанку» во взыскании с Ольги задолженности.

Кроме того, Ольга Фарбей подала иск в Бориспольский райсуд о признании электронных торгов недействительными. Но этот иск суд не удовлетворил, аргументировав это тем, что на момент продажи квартиры заочное решение Печерского райсуда о взыскании с Ольги Фарбей задолженности имело законную силу существенные нарушения в проведении и организации отсутствуют — а значит, и торги тоже были законными.

— Мы подавали апелляцию, но этот процесс проиграли во всех инстанциях, — продолжает Александр Савчук. — Но у нас был и третий судебный процесс — после того, как Печерский райсуд отказал «ПриватБанку» во взыскании с Ольги задолженности, мы подали иск об истребовании имущества (то есть квартиры) из чужого незаконного владения. Это был абсолютно логичный шаг: если решение суда о взыскании с Ольги долга уже отменено, понятно, что ей должна быть возвращена квартира. Как ни странно, в первой инстанции это дело мы проиграли. Отказывая нам в удовлетворении исковых требований, судья Бориспольского райсуда ссылался на то, что на момент продажи квартиры, дескать, все было законно. Но мы подали апелляцию и выиграли ее. Наше требование истребовать квартиру из чужого незаконного владения суд удовлетворил.

— То есть Ольга таки вернула назад свою квартиру?

— Да. Новый собственник, купивший квартиру на торгах, потом подал кассационную жалобу, но Верховный суд ее не удовлетворил. За то время, пока шли эти суды, новый владелец еще подавал иск о выселении Ольги и ее семьи из квартиры. Но нам удалось добиться, чтобы этот процесс приостановили до того момента, пока не будут рассмотрены наши иски. К счастью, в дальнейшем со стороны нового собственника не было никаких незаконных действий — он больше к Ольге не приходил, не пытался на нее давить и уж тем более выселять.

— Действительно, приходил он только один раз — тогда, когда я вызвала полицию, — вспоминает Ольга. — С тех пор визитов больше не было, только звонки. Он предлагал договориться. Сначала, как я уже говорила, было предложение заключить договор аренды, чтобы я снимала у него свою же квартиру. Потом предлагал отступные — 200 тысяч гривен. При том, что квартира стоит не меньше миллиона. А в суде мы в основном встречались с его сыном, который представлял его интересы. Эти три года были для меня очень тяжелыми и напряженными. Нервотрепка, постоянный страх остаться без крыши над головой… Ведь мы жили в квартире, на которую у меня уже не было никаких прав. Ужасно боялась, что в один прекрасный день заявятся какие-то амбалы и выставят нас на улицу. И, конечно, я понесла большие затраты. Подача исковых заявлений, услуги адвоката, поездки в суды… К примеру, подача только одного иска обошлась мне в восемь тысяч гривен. А таких было несколько.

Читайте также: «Находясь в Беларуси, неожиданно узнали, что наша квартира в Украине теперь принадлежит другим»

— Сейчас квартира уже принадлежит вам?

Как раз занимаюсь переоформлением документов. Есть вступившее в силу решение суда, и это главное. Даже не верится, что весь этот кошмар позади. Хотя недавно «ПриватБанк» опять неожиданно дал о себе знать. Есть решение суда, согласно которому я банку ничего не должна. У меня даже нет там карточки. Но у моей несовершеннолетней дочки в этом банке оформлена медицинская страховка. Недавно дочка заболела, и ей было начислено по страховке две тысячи гривен. Когда же мы пришли их получать, в банке заявили, что деньги списаны в счет… моего долга. Я спросила, о каком долге идет речь. Менеджеры банка сказали, что все о том же кредите на мобильный телефон. Я предъявила им решение суда, в соответствии с которым банку ничего не должна (хотя банк не мог не знать об этом решении). Менеджеры больше не смогли ничего объяснить, но страховые деньги дочке так и не отдали.

Вот уже три недели звоню, пишу письма и запросы в «ПриватБанк». Хочу добиться от них официального ответа на вопрос, о каком долге идет речь и откуда он мог взяться. Мне никто не отвечает. Ситуация очень странная, не говоря уже о том, что страховые выплаты были положены моей дочке, а не мне. Но теперь я уже не пущу этот вопрос на самотек.

После того, что со мной произошло, буду звонить в банк каждый день — пока не добьюсь от них официального и вразумительного ответа. А что касается ситуации с квартирой, хочу всех предупредить: никогда не соглашайтесь брать для кого-то кредит. И не думайте, что если из банка не звонят и не пишут, то долг не растет: мой случай показал, что на протяжении десяти лет это может происходить без вашего ведома. Точно так же без ведома человека могут продать его жилье.

«Хочу всех предупредить: никогда не соглашайтесь брать для кого-то кредит», — говорит Ольга Фарбей

— История Ольги действительно показывает, насколько важно, чтобы человек, взявший кредит, сам все контролировал и проверял, — комментирует ситуацию Александр Савчук. — Потому что, если с банком возникают какие-то проблемы, их намного проще решить на начальном этапе, пока дело не дошло до продажи имущества должника.

— Кажется странным, что в XXI веке при наличии стольких средств связи (мобильный телефон, e-mail, соцсети и т. д.) банк уведомляет клиента о долге исключительно письмами по месту регистрации, которые человек, как и было в случае с Ольгой, может просто не получить. Создается впечатление, что банк сам не был заинтересован в том, чтобы уведомить клиента о задолженности. Как, кстати, и исполнительная служба.

— Да, необходимо понимать, что большинство банков и государственных структур в нашей стране работают именно так. А многие люди не проживают по месту регистрации и могут даже не знать, что им приходят какие-то письма. Поэтому не стоит надеяться, что представители банка или исполнительной службы начнут всеми способами вас разыскивать. Например, Ольге позвонили только тогда, когда ее квартира уже была продана. Поэтому единственный выход не допустить такой ситуации — самостоятельно все контролировать. Проверять, зачислены ли ваши платежи, уменьшается ли сумма долга.

Случай Ольги, когда без ее ведома была продана ее квартира, далеко не единственный. Здесь хотя бы новый собственник квартиры действовал в правовом поле. А случается, что на следующий же день после продажи квартиры приходят люди, выламывают двери и буквально выкидывают предыдущих хозяев (даже не подозревающих о продаже) на улицу. Люди остаются без крыши над головой и годами не могут ничего доказать.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о том, как полицейский с группой мошенников завладел 18 объектами недвижимости в Одессе, а во Львове ушлые аферисты продавали квартиры заробитчан.

3167

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер