ПОИСК
Происшествия

«мне сделали пересадку кожи на глазах. Чтобы я их не открывала, на десять дней пришили веки к щекам», — говорит 18-летняя девушка, которой отвергнутый поклонник плеснул в лицо серной кислотой

0:00 30 ноября 2006
«мне сделали пересадку кожи на глазах. Чтобы я их не открывала, на десять дней пришили веки к щекам», — говорит 18-летняя девушка, которой отвергнутый поклонник плеснул в лицо серной кислотой
Лариса КРУПИНА «ФАКТЫ»

Пока милиция пятый месяц ищет подозреваемого, который находится в бегах, он регулярно звонит своей жертве и предлагает ей выйти за него замуж

Утром 5 июля 2006 года 18-летняя Таня Воронина вышла на работу из своего дома в селе Даниловка Киевской области. Но минут через десять в доме раздался звонок. Открыв дверь, мама девушки едва не закричала от ужаса. Лицо дочери напоминало багровый вздувшийся шар. На теле практически не было одежды: куртка-ветровка, майка и нижнее белье превратились в лохмотья. «Мама, — сказала дочка каким-то удивительно спокойным голосом, — Стас меня кислотой облил… »

«Этот парень всегда вел себя корректно, помогал нам по хозяйству», — вспоминает мама девушки

30s08 Dev copy.jpg (15646 bytes)28-летний Стас Коротков (имя и фамилия подозреваемого изменены.  — Авт. ) появился в жизни Татьяны два года назад. Вместе с сестрой-двойняшкой Аней она поехала к дедушке на каникулы в Васильков. Там на улице их и заприметил Станислав. Сестры Воронины девушки веселые, видные. Молодому мужчине больше пришлась по душе Татьяна. Он стал за ней ухаживать, задарил девушку сладостями и конфетами, пополнял ее телефонный счет. Однако Таня сразу дала понять: больше, чем на дружбу, новый приятель рассчитывать не может.

Тем не менее, когда девочки вернулись из Василькова в село Даниловка, мама не запрещала Станиславу приезжать к ним в дом и видеться с двойняшками. С одной стороны, в 16 лет, когда девочки еще учатся в школе, приваживать взрослых парней вроде бы рано. Но с другой, что плохого, если Аня и Таня будут общаться с умным интеллигентным собеседником? Именно таким мама и считала Станислава.

- Стас всегда вел себя спокойно, корректно, — вспоминает мама Тани Наталья Александровна, с которой мы встретились у нее дома в Даниловке.  — Часто помогал мне и дочкам по хозяйству. Даже ремонт в кухне помог сделать! А когда девочки ссорились из-за какой-то ерунды, воспитывал их. Говорил, что любой спор можно решить мирным путем. Учил их и другим здравым вещам. В общем, за дочек я была спокойна.

Ухаживания продолжались полтора года. Таня постоянно говорила мужчине, что у них ничего не может быть, и даже стала избегать его. Стас решил уехать на работу в Одесскую область, 30s08 IMG_0058.jpg (17358 bytes)но и оттуда продолжал звонить Татьяне. Она была не против такого общения на расстоянии. Как бы там ни было, внимание взрослого поклонника девочке льстило.

Коротков пользовался одной телефонной карточкой со своим напарником, 20-летним Дмитрием. Однажды, когда Таня позвонила Стасу, трубку случайно поднял напарник. «Вы девушка Стаса, — догадался собеседник.  — Он показывал мне вашу фотографию, говорил, что вы встречаетесь». «А я с ним не встречаюсь и никогда не встречалась! — возмутилась Татьяна.  — Станислав просто выдает желаемое за действительное… »

Слово за слово, и девушка почувствовала симпатию к незнакомцу. Видимо, то же самое чувствовал и он… Вскоре Дима бросил работу на стройке и, ничего не объяснив Стасу, уехал к Тане в Киевскую область. Снял жилье, устроился на работу и стал с Татьяной встречаться.

«Местные «бандюки» предложили найти обидчика дочки и закопать его в землю»

Узнав о таком коварстве приятеля, Коротков в свою очередь бросил стройку и помчался в Даниловку «выяснять отношения». Избил соперника так, что тот угодил в больницу. Но добиться любви девушки все равно не смог. И тогда Стас решился на последний, серьезный разговор.

Повстречав Таню и не зная, с чего начать, он предложил ей пойти… выпить с ним пива.

- Когда я отказалась, он схватил меня за руку: «Да подожди, не уходи!» — рассказывает Таня корреспонденту «ФАКТОВ».  — И предложил… заняться любовью. «И тебе, и мне будет приятно, — говорил он.  — Мы разойдемся, я тебе телефон, деньги подарю… » Я была в шоке. Как он мог такое мне предлагать? Ведь мы с ним за эти два года только два раза в щечку целовались! Я спросила его: «Стас, у тебя что, крыша едет?» Он говорит: «Да». Я не знала, что дальше ему говорить. Что я его не люблю и никакие деньги и телефон не помогут мне его полюбить? Что мне нравится Дима? Это и так было ясно. Ничего не сказала, оттолкнула Стасика и ушла домой.

Для мужчины отказ девушки стал ударом по самолюбию, крахом всех его надежд. Но то, чем нельзя обладать, порой стремятся разрушить. Прихватив бутылку с серной кислотой, отвергнутый воздыхатель устроил дежурство у дома возлюбленной. Он знал, что Танина работа в Киеве начинается где-то около полудня. На всякий случай устроился в засаде с семи утра.

Выйдя из подъезда и заметив Станислава, Таня хотела пойти другой дорогой. Но в последний момент передумала и решила подойти к Стасу, чтобы раз и навсегда положить конец их отношениям. «Когда ты уже отстанешь от меня?» — резко спросила она навязчивого кавалера. «Я тебе фотографии принес», — будто не слыша вопроса, ответил Станислав и стал протягивать Татьяне пачку фотографий. Она наклонилась. И тут мужчина выплеснул ей в лицо содержимое бутылки.

- Сначала я не поняла, что это серная кислота, — продолжает Татьяна.  — Подумала, пиво. В какие-то доли секунды успела заметить, какие у Стаса злые глаза. Мелькнуло: «И этот человек еще говорил, что любит меня!.. » Секунд десять я ничего не ощущала. Но когда лицо стало невыносимо жечь, побежала домой.

- Я сразу завела дочку в ванную, стала промывать ей лицо, — вспоминает мама Тани.  — Жаль, что я не знала: при химических ожогах нужно мыть лицо хозяйственным мылом: щелочь нейтрализует кислоту. Когда Таню привезли в Киевскую областную клиническую больницу, врачи объяснили: теперь эта кислота еще дня два будет выжигать ей лицо. Вымыть это невозможно. Ведь, если кислота попала в кожу, пока она своего не возьмет, пока все не выест, ничего нельзя сделать…

Когда в нашем районе узнали о случившемся, все были в шоке. Ко мне подходили многие люди. Плакали, сочувствовали. За что дитя пострадало! Если бы дочка гулящая была. Но Таня держала ребят на расстоянии, она невинная девушка. Все люди хотели, чтобы Стаса поскорее задержали. Однажды даже наведались местные «бандюки». Предлагали помощь: «Давай мы разыщем этого урода и закопаем его живьем в землю». Правда, хотели сделать это небескорыстно, за деньги. Но я сказала: «Ни в коем случае! Он хоть и искалечил моему ребенку жизнь, все же не хочу брать грех на душу!.. »

«Дима признался Тане, что к трудностям не готов»

- Первое время в больницу приходил Танин парень Дима, который работал вместе со Стасом в Одесской области, — вспоминает мама Тани.  — Приносил фрукты, соки. А однажды сказал: «Вы меня простите, Наталья Александровна, но я не могу больше… Я к таким трудностям не готов». Прошу его: «Димочка, не бросай ее в такую минуту!» Дима отвечает: «Я все понимаю, но не вынесу это». Конечно, была обида. Ведь Дима раньше говорил, что любит Таню, замуж ее звал. Но, с другой стороны, спасибо парню, что сказал честно, не давал Танечке ложных надежд. Димина мама очень переживала, что так получилось, приглашала Таню на отдых в гости, звонит нам до сих пор. Только мы больше с Димой не общались. Да и, честно говоря, в те дни дочке было не до любовных переживаний.

- Мне сделали пересадку кожи на глазах, — вспоминает Таня.  — Чтобы я не открывала глаза, пришили веки к щекам. Десять дней я передвигалась на ощупь. До сих пор помню, что до туалета было ровно 42 шага. Еще мне срезали кожу на ноге, чтобы пересадить ее на шею. И вот в этот момент, когда все невыносимо болело и в глазах была темнота, просто не хотелось жить, позвонил… Стас. «Таня, как дела?» — спросил. Я так растерялась, что не бросила трубку, а сказала: «Плохо. Болит у меня все. Не вижу ничего и не могу тебе отвечать… » Он положил трубку, а через день позвонил снова: «Я с закрытыми глазами ходил по квартире, представлял, как ты передвигаешься вслепую… Что я могу сделать, чтобы тебе стало легче? Где ты лежишь? Я приеду. Милиции не боюсь». Я отвечаю: «Иди сдайся милиции, мне сразу легче станет!»

- Когда поняла, что дочке звонит Стас, забрала у нее трубку и как начала верещать! — вспоминает Наталья Александровна.  — Что я ему только не говорила! Кричала: «Как ты мог?!» Он трубку не бросал и все время говорил: «Простите меня, ради Бога». Я отвечала: «Бог простит, а я тебя  — никогда! Еще раз позвонишь, прокляну тебя, поставлю свечку в церкви за упокой!.. » И нажала на кнопку телефона. К нам в больницу приходила сестра Тамара из монастыря. Когда она узнала, что у нас случилось, сказала: «Вам надо простить Стаса, и на душе полегчает. Повторяйте за мной: «Я прощаю Стаса… » Мы с дочкой повторили. «Скажите еще раз: «Я прощаю Стаса», — говорит она. Мы сказали. И вдруг хором с дочкой как начали рыдать, так тяжело нам было это произносить! Ведь на словах мы простили, а в душе — нет…

Через полтора месяца Таня выписалась из больницы.

- Зашла в квартиру и стала плакать, — вспоминает девушка.  — Все в доме такое же, как раньше. Но только я уже не такая.

- У Тани была тяжелейшая депрессия, — рассказывает Наталья Александровна.  — Накануне этой страшной беды они с сестричкой поступили на заочное отделение в институт в Киеве, нашли хорошую работу. И вдруг все рухнуло… Таня побила все зеркала в доме, ни с кем не хотела общаться, не выходила на улицу. С ней стала работать психолог. После ее приходов дочка вроде бы повеселеет, воспрянет духом, а потом опять — слезы, истерики. Однажды прихожу домой, а она разложила свои старые фотографии на полу, сидит, качается: «Мама, я жить больше не хочу!»

«Стас сказал, что в одной газете прочитал о парне, который облил девушку кислотой, после чего она вышла за него замуж»

Однажды маме таки удалось вытащить обеих дочек на празднование дня города в Васильков. Там Таня случайно повстречала сестру Стаса Инну. Когда девушка поздоровалась с ней, Инна ахнула: «Таня, это ты? Стас же говорил, что ты несерьезно пострадала: только пятнышко на лице». «Ну, посмотри, насколько несерьезно», — ответила Таня и расстегнула кофту, прикрывавшую страшные шрамы на шее и груди.

- Тогда Инна прямо на людях упала передо мной на колени и стала просить прощения за своего брата, — говорит Татьяна.  — Она сказала, что, когда Стас ей позвонил, она спросила: «Зачем ты это сделал?» Он ответил: «Чтобы она никому больше не досталась! Я ее люблю — и все!»

- Возбудили уголовное дело, — рассказывает мать Тани.  — Сначала этим делом занималась сельская милиция, а затем его передали в район. Первое время милиция очень активно взялась за поиски Стаса. А потом все поутихло. Разве что продолжал приходить наш сельский участковый и спрашивал: «Ну что, не звонил Стас, не приходил?» Читал сообщения, которые тот присылал Тане на мобильный. Но дальше этого, по-моему, не шло. Милиция даже вещдоки — курточку, футболку и сумку Тани, изъеденные кислотой, — у нас не забрала, а сказала… хранить дома. До сих пор в квартире лежат эти вещи. От кислоты уже рассыпались. Воняют страшно! А выбросить нельзя.

Стас знал, что его разыскивают. Но бежать, похоже, не собирался. Ведь тогда он не смог бы общаться со своей жертвой. Чтобы девушка его не забывала, Коротков приехал в село и бросил в ее почтовый ящик свою фотографию, которую он сделал, уже находясь в бегах. А однажды позвонил и пригласил Татьяну… на футбол. Наталья Александровна сообщила в милицию: «Код, откуда Стас звонил, — 056, он в Днепропетровске».

- Сельская милиция отреагировала только… недели через две, — говорит мама.  — В общем, они досиделись, что парень уехал оттуда. Вернувшись, опять стал преследовать дочку. Если Таня не брала мобильный, звонил «до упора» на домашний. Предлагал ей выйти замуж. Говорил: любит ее до сих пор и будет любить такой, какая она есть. Но однажды Стас нарвался на меня. Я стала его умолять: «Не звони ей, не тревожь! Ей и так сейчас плохо! Ты хочешь, чтобы она на себя руки наложила?» Он: «Нет-нет, что вы? Я ее люблю… Вы не понимаете!» Я отвечала: «И не хочу понимать! Такой любви не бывает. Страшной! Такой любви врагу не пожелаешь!» Стас возражал: «Бывает и похлеще! Вот я читал в газете, что один парень облил свою девушку кислотой, а потом они поженились… » «Так вот зачем ты ее облил кислотой? — говорю.  — В жизни не будет вашей свадьбы! Оставь мою дочь в покое!» Он пообещал. Но через два дня опять ей позвонил…

- Что говорят врачи? Тане возможно вернуть ее прежнее лицо? — спрашиваю у Натальи Александровны.

- Они говорят, что такой, как была, она уже никогда не будет. И в лучшем случае ее лицо восстановят только процентов на 30-40. Тане предстоит несколько пластических операций. В первую очередь нужно отделить подбородок, который сросся с шеей. Из-за этого дочка не может повернуть голову, с трудом засыпает по ночам. Мне плохо становится, когда начинаю думать, сколько будет стоить эта и другие операции. Живем мы буквально на хлебе и воде. Все деньги уходят на Танино лечение. Очень переживаю за нее! А Таня еще взяла моду. Ходит и поет: «Мне нравится твое лицо». Песня вроде бы такая есть.

- Мам, ну это я так шучу, — говорит Таня.  — Не все же время плакать…

- Днем Таня пока стесняется выходить на улицу, — продолжает мама.  — Гуляет с собакой по вечерам, чтобы ее никто не видел. Только мы боимся ее отпускать. Ведь в любой момент во дворе может появиться этот сумасшедший. Мало ли, что у него в голове?

- Какие чувства ты испытываешь к этому человеку?  — спрашиваю у девушки.

- Сложные. Но, во всяком случае, не ненависть, не желание отомстить. Однажды Стас мне сказал по телефону: «Я виноват перед тобой. Хочешь, я принесу тебе кислоту и ты плеснешь мне в лицо? Но я знаю, что ты со мной такое не сделаешь… » Он прав. Я не стала бы ему мстить таким образом.

- Может, ты любишь Станислава и сама не понимаешь этого?

- Психолог тоже спрашивала: «Может, ты его любишь?» Я говорила: «Нет». (Девушка какое-то время молчит. ) Хотя знаю его уже два года. Как-то к нему привыкла. И мне нужна его поддержка, чтобы он мне хоть иногда звонил. Стас меня успокаивает, поддерживает, говорит, что надо собрать все силы и жить дальше.

- Таня, но он поломал тебе жизнь!

- Все равно его немного жалко, — признается девушка.  — Тем не менее простить его не могу. Может, когда отсидит, тогда прощу…

Когда верстался номер, стало известно: за минувшие выходные Стас звонил девушке еще два раза. Объяснял, что не собирался ее так жестоко наказывать и даже… тренировался дома на себе: прикладывал тряпочки к рукам и брызгал на них серной кислотой, пытаясь «определить» легкую степень ожога. Потом заявил, что ему нечего терять, если его найдет милиция, он спрыгнет с… девятого этажа. Тем временем знакомые Стаса припомнили: когда-то они видели в его сумке пистолет. Трудно было определить, это оружие настоящее или всего лишь муляж. Но и без пистолета 28-летний мужчина, учинивший зверскую расправу над девушкой и однажды уже переступивший грань, представляет опасность для окружающих. Начальник Васильковского горотдела милиции, где расследуется сейчас дело, Сергей Семикоп сообщил корреспонденту «ФАКТОВ», что милиция делает все возможное, чтобы найти подозреваемого в столь страшном преступлении.

P. S. «ФАКТЫ» будут следить за судьбой девушки. Сейчас она очень нуждается в помощи и поддержке окружающих. Номер телефона ее мамы, через который можно держать связь с Таней: 8097 595 00 85. Расчетный счет 26203301100016 в АКБ «Правекс-Банк»

г. Киева МФО 321983 идентификационный код 2506905606. Благотворительная финансовая помощь. Воронина Наталья Александровна.

872

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер