ПОИСК
Події

«нужно прыгать из окна! По лестнице мы не спустимся, там огонь» -- кричала подружке 13-летняя катя, спасаясь от пожара

0:00 15 січня 2004
Інф. «ФАКТІВ»
В «староновогоднюю» ночь в детском психоневрологическом санатории «Дружба» под Киевом пострадали десять детей и двое взрослых

14 января в 0. 55 в пожарную часть города Ирпеня Киевской области поступил тревожный сигнал: горит детский психоневрологический санаторий «Дружба» в поселке Буча, в котором на данный момент находятся на отдыхе и лечении 45 маленьких пациентов в возрасте от 6 до 15 лет. Через несколько минут пять пожарных машин уже мчались к месту происшествия. Второй этаж двухэтажного особняка (бывшей дачи инженера Штамма, 1870 года постройки) был полностью охвачен пламенем. Огонь вырывался из каждого окна, пылали башни.

«Из горящего здания детей вывели в трусиках и маечках, некоторые успели схватить свитера»

-- Двухэтажный корпус нашего санатория рассчитан на 50 мест, но на день ЧП в нем находились всего 23 девочки, -- рассказала «ФАКТАМ» главный врач Ольга Ищенко. -- Круглый год у нас живут и лечатся дети с психоневрологическими проблемами -- энурезом, заиканием, неврозами. Девочки от 6 до 15 лет размещались в двух больших спальнях на втором этаже, а мальчики жили в другом, одноэтажном, корпусе. В спальнях первого этажа в ту ночь детей не было, так как на днях там прорвало трубу в ванной комнате. Может быть, именно это и спасло: по всей видимости, источник возгорания находился как раз на первом этаже.

13 января вечером у детей был праздник. Преподаватели рассказывали им о святочных обычаях -- колядовании, гаданиях, народных гуляниях. Каждый получил подарок. В 9 часов, как положено по распорядку, все дети легли спать. Воспитатели разошлись по домам, в корпусе остались лишь двое взрослых дежурных -- медсестра и санитарка. Именно они первыми и почувствовали запах дыма откуда-то с первого этажа. Спустившись вниз, женщины увидели, что из-за запертой двери хозяйственного помещения вырывается пламя. Еще немного -- и огонь мог перекрыть подступы к центральному выходу. И тогда дежурные приняли единственно правильное решение -- вернувшись наверх, они стали будить детей и выводить из корпуса по внешней пожарной лестнице. Выведя на улицу дрожащих перепуганных девчонок, санитарка и медсестра принялись их пересчитывать. Побоявшись ошибиться в суматохе и неразберихе, 66-летняя медсестра Наталья Климовна Чайка бросилась назад через огонь, чтобы проверить, не остался ли в задымленных комнатах кто-нибудь из малышей. За ней побежала 48-летняя санитарка Анна Ивановна Садовая.

-- Сигнал о возгорании поступил в пожарную часть в 0. 55, -- вспоминает начальник 26-й ПГПЧ Ирпеня Юрий Ракин. -- Прибыв на место происшествия, мы увидели, что второй этаж особняка объят пламенем, огонь вырывался из каждого окна, горели обе башенки.

Всю ночь команды двух пожарных машин тушили пламя, а еще три машины постоянно подвозили воду. В общей сложности на особняк вылили не меньше полусотни тонн воды! К моменту приезда пожарных детей уже эвакуировали из горящего здания. Дрожащих от страха и холода девочек вывели в маечках и трусиках, пижамах, некоторые успели схватить свитера. Добраться до спален с личными вещами детей уже было невозможно. Одному из пожарных удалось прорваться сквозь огонь в раздевалку на первом этаже и за несколько ходок вынести пальто и ботинки всех детей.

Когда автомобиль «ФАКТОВ» въехал на территорию санатория, пепелище все еще тлело -- несмотря на то что с момента возгорания прошло около полусуток. Пожарные заливали воду под железную кровлю, откуда с шипением вырывались клубы пара. Люди в касках с ожесточением выковыривали из-под крыши полуметровой толщины тлеющие балки и сбрасывали их на землю. Даже дождь не мог помешать огню уничтожать последние деревянные перекрытия в кирпичном доме.


Главврач санатория Ольга Ищенко уже немного отошла от стресса, полученного ночью.

-- Какое счастье, что обошлось без жертв! Я примчалась в санаторий, когда здесь уже были пожарные и «скорая». Четверых девочек, наглотавшихся дыма, и двух 13-летних девочек, которые с перепугу прыгнули вниз со второго этажа и сломали себе ноги, увезли в Ирпенскую городскую больницу. На второй, санаторной «скорой», я отправила следом за ними еще шестерых детей, а также медсестру и санитарку. Наталья Климовна жаловалась, что ничего не видит, у Анны Ивановны были обожжены лицо и руки.

-- Детей, которые остались в санатории, утром перевезли в соседний санаторий «Орленок», где они смогут продолжать лечение, -- добавила присутствующая при нашем разговоре генеральный директор Киевского детского санаторно-курортного медицинского объединения Лилия Герасименко. -- Ирпенские власти приняли решение бесплатно обеспечить всех погорельцев необходимой одеждой и вещами личного пользования.

«Нянечка тащила меня на спине в соседний корпус»

-- Десять детей, пострадавших во время пожара в санатории «Дружба», доставили в токсикологическую реанимацию Украинской детской специализированной больницы «Охматдет» в три часа ночи, -- говорит начальник управления организации лечебно-профилактической помощи матерям и детям Главного управления здравоохранения и медицинского обеспечения города Киев Леонид Ковинько. -- За те шесть лет, которые я занимаю свой пост в горздраве, не было ни одного подобного случая ни в детских санаториях, ни в больницах Киева.

У дверей, ведущих в токсикологическую реанимацию детской клинической больницы «Охматдет», вчера утром собрались родители пострадавших во время пожара детей. Каждого врача и медсестру, выходящих из реанимации, окружали, задавали вопросы. На несколько минут к родителям разрешили выйти одной девочке лет двенадцати. Худенькая, в розовом халатике, она буквально заливалась слезами. Кроме слова «мама» ничего не могла произнести. Ребенок явно был сильно напуган и никак не мог прийти в себя.

-- Мы проведывали дочку в санатории три дня назад, -- говорит мама этой девочки Наталья Петровна. -- Она была всем довольна. После уроков (здесь дети не только проходили курс лечения от неврологических заболеваний, но и учились. -- Авт. ) в санатории проводили много конкурсов, каждый день были дискотеки. Детям там нравилось. И надо же, чтобы такое случилось…

Никто из детей не получил ожоги, но две девочки, спасаясь от огня, выпрыгнули из окна второго этажа и сломали пяточные кости правых ног. С одной из пострадавших, 13-летней Екатериной, нам удалось поговорить, когда ее в специальной коляске везли в барокамеру. Эту процедуру назначили всем пострадавшим. Дети дышат кислородом, это помогает вывести из организма угарный газ. Медсестры понимают, что ребятам очень важно увидеть родных, и разрешают несколько минут пообщаться с ними.

-- У нянечек была старенькая электроплитка, вода в чайнике на ней закипала часа за два, -- рассказала Катя своей бабушке. -- Говорят, поздно вечером во вторник плитку включили, но забыли о ней. Она загорелась. Я проснулась от крика в комнате: «Пожар! Выходите на улицу». Все уже выбегали, а мы с Аленкой позже всех проснулись, наверное, поэтому и остались вдвоем. И когда я подошла к двери, она уже были в огне. Мы задыхались от дыма. Подбежали к окну, и я сказала Алене: «Нужно прыгать. По лестнице мы не спустимся, она горит!» Я выбросила на улицу тапочки и прыгнула. Но неудачно приземлилась -- резко заболела нога. Дотянулась до тапочек, натянула одну. Тут ко мне подбежала нянечка. Она на спине потащила меня в соседний корпус. Мы там пробыли минут пятнадцать. В это время подъехали четыре пожарные машины. Затем нас забрали в больницу.

-- Испугалась, внученька? -- спрашивает ее бабушка.

-- Ужасно, -- голос девочки дрожит от слез. -- Корпус сильно горел. А две нянечки, которые дежурили в эту ночь и спасали нас, серьезно пострадали. У одной обгорели руки и лицо, а вторая перестала видеть…

-- А как Аленка? -- спрашивает Катю мама девочки, которая тоже прыгала из окна.

-- У нее, как и у меня, гипс на правой ноге, -- отвечает девочка.

-- В этом санатории находились трое моих детей, -- рассказывает Светлана. -- Рано утром в среду мне позвонили оттуда. Первая же фраза «Вы не пугайтесь» меня насторожила. Затем мне сказали, что две мои дочери находятся в «Охматдете». В голове пронеслось: если они в больнице, значит, живы, но где же еще один мой ребенок? Оказалось, не пострадавших перевезли в другой санаторий. Наспех собравшись, я примчалась в больницу. Но дочек пока еще не видела. Всех обследуют, назначают лечение, по очереди водят в барокамеру дышать кислородом. Здесь, в коридоре, многие родители увидели своих детей.

Буквально после этих слов из реанимации вместе с медсестрой вышла девочка лет одиннадцати. Она была укутана в одеяло. Оказалось, это одна из дочерей Светланы. Женщина бросилась к ней, обняла, поцеловала, шепнула несколько слов.

-- Она мне сказала, что плохо видит, -- голос Светланы дрожит. -- Видимо, дым во время пожара разъедал глаза.

Из реанимации вышла медсестра: «Родители, никто из вас тапочки не принес? А то на всех детей одна пара и все в них ходят на процедуры по очереди».

-- Никто даже не знал, что с собой взять в больницу, да и в спешке все собирались, -- говорит Наталья Петровна. -- В санатории остались практически все вещи наших детей. Их же выводили из горящего корпуса ночью. Одеваться было некогда. Вот они и в больницу поступили кто в пижаме, кто в чужом свитере, который под руку подвернулся в суматохе.

-- Как долго будут находиться в больнице пострадавшие? -- задаем вопрос врачу.

-- У них всех острое отравление продуктами горения, -- отвечает главный детский токсиколог Минздрава Украины, заведующий токсикологическим центром детской клинической больницы «Охматдет» доктор медицинских наук Борис Шейман. -- В течение трех суток могут развиться осложнения со стороны дыхательных путей: бронхиты, пневмонии. Надеемся, что процедуры в барокамере и лечение помогут этого избежать. Если не возникнет никаких неожиданных ситуаций, то через три дня мы сможем выписать наших пациентов домой. Только двум девочкам, получивших переломы, придется продолжить лечение, но уже в отделении ортопедии и травматологии.

Поговорить со взрослыми участниками истории корреспонденту «ФАКТОВ» не удалось. Заведующий ожоговым отделением Киевской областной больницы Леонид Клименко встал грудью на двери палаты:

-- Поступившие ночью пациентки сейчас спят. Будить их я не разрешил даже представителям прокуратуры. У Натальи Чайки -- ожоги лица и верхних конечностей открытым пламенем занимают 15% кожи тела, ожог дыхательных путей и дымовая токсическая ингаляция. У Анны Садовой -- ожоги лица I-II степени. У обеих женщин ожоги роговиц глаз, но прогноз благоприятный -- видеть будут.

10597

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.