ПОИСК
Происшествия

В германии украинцу леониду стаднику -- самому высокому человеку на планете -- понравилось спать на… Бильярдном столе

0:00 23 июля 2004
Геннадий ПИОРО  «ФАКТЫ» (Житомирская область -- Киев)

Наш великан, никогда прежде не выезжавший из родного села, побывал за границей благодаря неожиданно появившемуся родственнику, прочитавшему в берлинской газете перевод статьи из «ФАКТОВ» о житомирском Гулливере, рост которого составляет 2 метра 53 сантиметра

О Леониде Стаднике, самом высоком человек на планете, который живет в небольшом селе Подолянцы Житомирской области, «ФАКТЫ» написали в номере от 10 апреля этого года. Спустя несколько месяцев мы позвонили нашему герою, поинтересовавшись, что изменилось в его жизни. Оказывается, парень уже успел побывать в Прикарпатье, в Германии и заехать на несколько часов во Францию. Мы договорились о встрече. Но спустя какое-то время он перезвонил в редакцию и попросил о помощи. Как оказалось, мама, его поддержка и опора, находится в больнице. Галина Павловна сломала ногу. Необходимо делать операцию, но нет нужных для этого ортопедических винтов и накладной пластины. Леня продиктовал нам размеры, и уже на следующий день, достав все необходимое, мы выехали в село. Редакционный микроавтобус «Фольксваген» был загружен книгами, собранными сотрудниками газеты и редакции «Книги рекордов Украины», множеством пакетов с красками, карандашами, ручками, блокнотами, бумагой для рисования и другими нужными канцтоварами, переданных Леониду научно-производственным предприятием «i. T. E. M. ».

По ступенькам Лене подниматься непросто: огромной ноге не хватает на них места, приходится идти на цыпочках

… Леонид возился по хозяйству. Когда вышел к нам, мы узнали его только по росту. Лицо самого высокого человека на планете посвежело, стало более приветливым, чем в предыдущий наш приезд.

-- Заходите в дом, -- радушно пригласил Леня. -- После долгой дороги необходимо подкрепиться.

На столе нас ждали бутерброды с колбасой и сыром. Ленина сестра приготовила чай.

-- Может быть, сначала отвезем в больницу необходимое для операции, а затем уже сядем за стол, -- предложил я. Но Леонид был настойчив:

-- Сначала я должен вас накормить, а потом уже поедем в больницу. Операцию будут делать завтра, с утра. Успеем.

Пока мы подкреплялись, Леонид рассказал, что произошло с мамой. Галина Павловна выносила из кухни во дворе дома две трехлитровые банки с молоком. На пороге лежал мокрый после дождя линолеум. Мама поскользнулась и упала, не выпуская при этом свою ценную ношу. Не имея возможности подстраховаться руками, женщина сломала берцовую кость…

Отделение хирургии, где лежит Галина Павловна, находится на втором этаже. По стандартным для нас ступенькам Леониду было очень непросто подниматься: его огромной ноге не хватало на них места, приходилось идти буквально на цыпочках. В отделении мы сменили свою обувь на больничные тапочки. Леониду пришлось остаться в носках: не нашлось подходящего размера.

-- Еще не пошили, -- пошутил он.

Увидев сына, мать не смогла сдержать слез.

-- Мамочка, солнышко, успокойся, -- наклонился над ней Леонид.

-- Я спокойна. Слезы сами собой полились, как только увидела тебя, -- Галина Павловна снова заплакала.

-- Заинька моя, все будет хорошо. Только не плачь! -- Леонид присел на стул возле кровати.

Огромный человек, занявший собой половину комнаты, нежно гладил своей совсем не маленькой «ручкой» маму и успокаивал ее, произнося нежные, ласковые слова. Наконец слезы перестали литься из глаз женщины, и она поинтересовалась у сына:

-- Как ты там, дома, без меня? Гостей накормил?

-- Накормил, накормил, мамочка…

-- Чем же ты мог их без меня угостить? Молочка давал? А вишенки предлагал? -- любовно смотрела на сына Галина Павловна.

Чтобы не смущать мать и сына, я вышел из палаты. Минут через 20 за мной последовал и Леня. Когда мы шли к выходу, в больничном коридоре за нами увязалась женщина с ребенком: «Смотри, смотри, это знаменитый великан, о котором я когда-то тебе читала в «ФАКТАХ»! Где ты его еще увидишь? Это же надо: приболел парень. Лечится».

-- Да не я лечусь! Мама у меня тут лежит, -- добродушно отмахнулся великан. Женщина не отставала от нас до самой машины, не переставая вслух удивляться Лениному росту.

«Не трогай их! А то будут у нас дипломатические проблемы!» -- кричал мне друг, когда я пожимал руку польскому таможеннику»

-- Устал я от этих любопытных! -- признался Леонид, когда мы снова оказались у него дома. -- Другое отношение ко мне было в Германии. Люди там тоже любопытны, но стараются не показывать этого открыто. Проходят мимо, словно не обращают на тебя внимания, а когда оглянешься -- они смотрят тебе вслед.

-- Кстати, как вы там оказались?

-- Бывший наш соотечественник Владимир Хабьюк(?), который уже 15 лет живет в Роштадте, прочитал в одной из берлинских газет статью обо мне, переведенную, возможно, из «ФАКТОВ». А его родители живут в Черновцах. И когда он приехал к ним в гости, то от них узнал, что мы дальние родственники по материнской линии. Владимир Михайлович примчался ко мне, -- улыбается Леонид, -- и говорит: «Я неплохо «стою» в Германии. Приезжай в гости! Дорогу и все остальное оплачиваю». Я согласился. Владимир Михайлович оформил все документы, визы, арендовал микроавтобус -- и повез к себе в гости.

-- Без приключений доехали?

-- Особых проблем не было, только вот на польской стороне таможенники пристали. Владимир Михайлович пошел предъявлять документы, возвращается: «Поляки тебя вызывают, какие-то проблемы возникли». Ну, вылез я из автобуса, подхожу к ним, а они говорят: «Недавно вас показывали в Польше по «Новостям», вот мы и решили вас поближе посмотреть». И захотели пожать мне руку. Ну, я и пожал одному. Он аж присел! Чуть слюни не распустил… Владимир Михайлович кричит: «Не трогай их! А то будут у нас проблемы! Дипломатические». Попрощались мы с польскими таможенниками и поехали дальше. В Германию. По дороге много таких вещей увидел, которых в Украине просто невозможно увидеть, и это меня поразило.

-- Например?

-- В первую очередь, дороги. Никакой тряски! 250 километров в час, а не чувствуешь! Очень много эстакад, подземных переходов. Перекрестков, как на наших трассах, нигде не видно. Немцы бы нашу дорогу на Житомир за пять секунд закрыли, объявив ее аварийной. Поразило и то, что на шоссе много велосипедистов. Когда, к примеру, был в Кельне, увидел на улице гору велосипедов. «Продают что ли?» -- поинтересовался. «Нет, просто люди в магазин приехали. А это -- стоянка специальная», -- ответили мне. У нас велосипед хоть на замок закрой, но все равно уведут… А в Германии человек на мотоцикле к магазину подъезжает и даже ключ из замка зажигания не вытаскивает… Сделал покупку, вышел из магазина, на мотоцикл сел и уехал. Порядок везде! Кстати, асфальт у них не серый, а черный. И ни пылинки на нем нет! Машины постоянно щетками дороги чистят. И люди, когда заходят в дом, обувь не снимают, потому что чистота что в доме, что во дворе.

Еще о мусорных ящиках хочу сказать. Там в огромный мусорных бак вставлен еще бачок из нержавейки. Когда мусоровоз подъезжает, этот бачок вынимают, опустошают его и на место возвращают. У нас бы эту нержавейку за два часа утянули!

«И у нас, и в Германии много красивых женщин. Но украинки мне нравятся больше»

-- Где вы в Германии жили?

-- Владимир Михайлович поселил меня у себя. Дом у него огромный -- 600 квадратных метров. Он живет с женой Натальей и двумя сыновьями-школьниками 12 и 14 лет -- Артуром и Михаилом.

-- Как к вам отнеслись ребята? Общались?

-- Я их видел только по утрам, до школы, когда они заходили на кухню за приготовленными с вечера бутербродами. А по возвращении сумки побросают -- и к друзьям на улицу гулять (смеется). Домой поздно вечером придут, что-то там поучат и спать…

-- Кровать для вас в доме хозяина нашлась?

-- Подходящей не было, хозяин даже думал специально купить для меня кровать. Но я не хотел, чтобы он тратил на это деньги, и мы нашли выход. В доме есть бильярдная, где стоит стол для игры в русский бильярд. Я и предложил, что буду спать на этом столе. По размеру он мне в самый раз. На него положили несколько матрасов в два ряда. И вы знаете, спать было очень удобно. Только гостям, привыкшим по вечерам поиграть в бильярд, это не очень нравилось.

-- Чем же вас развлекали в Германии?

-- Впервые я там толком рассмотрел компьютер. В доме Владимира их целых три. Мне разрешили пользоваться любым и показали как. Сам хозяин, когда у него появляется свободная минута, любит сразиться с компьютером в пасьянс. Я тоже попробовал, но машина меня дурила. Три раза играл, и все три раза я оказался в проигрыше.

-- Как же вы с клавиатурой управлялись, ведь одним пальцем сразу четыре кнопки нажимаете?

-- Я кнопками и не пользовался, только мышкой. Правда, когда хотел узнать, что обо мне в мире пишут, трудно было набирать «Леонид Стадник». Но ничего, справился.

-- А, помимо компьютера, чем развлекались?

-- Побывал во многих городах Германии -- Кельне, Баден-Бадене. В Кельне меня поразила старинная башня, построенная еще 650 лет назад. Говорят, ее высота достигает 750 метров. Башня украшена потрясающей лепкой, а ее шпили, устремленные в небо, поражают. Стоишь, смотришь на нее и глазам не веришь, что это реальность. И в горы ездили -- Шварцвальд, Черные горы по-нашему. Места там очень живописные. Посетил я и «Европа-парк» -- там в миниатюре представлены все столицы мира. Видел даже Москву, а вот Киев как-то не заметил.

-- В миниатюрной Европе вы со своим ростом, наверное, смотрелись, как настоящий Гулливер.

-- Да-а, это было здорово! -- смеется Леонид. -- Кстати, там на ходулях между домами ходил какой-то хлопец. Посмотрел на меня и закричал по-немецки: «Приве-е-е-т братьям!» Когда уже уходили, увидели группу людей в униформе. Сотрудники парка предложили мне зайти в администрацию. Хозяин, расспросив, кто я и откуда, сказал, что у него ко мне много интересных предложений. Но через два дня я уезжал в Украину, о чем и сообщил немцу. Он печально посмотрел на меня и сказал: «А я думал, мы с вами договоримся».

-- Немецкие блюда пробовали?

-- Честно говоря, нет. Наталья, жена Виктора Михайловича, готовит наши, украинские: борщ, салаты, пирожки… Но в этом есть своя специфика. На столе у них много разных приправ, не менее пяти-шести. Это горчица, майонез, хрен, паприка итальянская, испанская, творог, перетертый с чесноком и петрушкой, другие специи.

-- Блюда-то украинские, а продукты немецкие. По вкусу можно было отличить?

-- Вы знаете, я неприхотлив в пище. Мне кажется, что если и была разница, то небольшая. Хотя мясо, фрукты и овощи там действительно совсем другие. Нет такого вкусового колорита, как у наших продуктов. Мясо -- не такое сочное, хоть на вид и привлекательное. Яблоки -- красивые, но безвкусные. Я там плод увидал необычный -- продолговатый и плоский. Спросил у Владимира, что это такое, а тот ответил: «Слива». Попробовал -- ни в какое сравнение не идет с нашей! Тем не менее, насколько я понял, пища у немцев сбалансированная, здоровая. Они, например, мясо с картофелем не едят. Хлеб практически не употребляют. Те немцы, которые бывали в гостях у Владимира, шутили: «Вы, украинцы, пережили три голодовки, поэтому наесться не можете! А у нас только кофе не было, да и то всего год». Я думаю, что благодаря такому образу жизни у них практически нет полных женщин. По крайней мере, я таких не видел.

-- А вообще, немецкие женщины вам понравились?

-- И у нас, и в Германии много красивых женщин. Но украинки мне нравятся больше. Кстати, и во Франции не видел женщин краше наших.

«Уговаривали меня попробовать лягушатину, но я не поддался»

-- Так вы и во Франции успели побывать?

-- Да. Как-то к Владимиру заглянули гости, полдня гуляли, а под вечер решили съездить во Францию пива попить, ведь Роштадт от Франции в километрах десяти. Сели в машину и поехали. Границы между этими странами я не заметил. Никаких пограничников, таможенников, блок-постов. Только когда увидел на одном из зданий французский флаг, понял: мы уже во Франции. Да и архитектура не таких строгих форм, как в Германии, -- какая-то пестрота в окраске появилась. Приехали, зашли в ресторан, сделали заказ. Накрыли нам стол… Все было прекрасно. До второго блюда. Вначале нам принесли огромную пиццу. Вкусня-я-тина! Затем подали лягушачьи лапки. Я посмотрел на них и сказал: «Ребята, если бы я был очень голоден, то съел бы, а так… что-то у меня аппетит пропал». Уговаривали меня попробовать лягушатину, но я не поддался. Затем принесли следующее -- что-то запеченное в тесте. Подсунул тарелку к себе, стал рассматривать. Все-таки кухня незнакомая, как его есть -- вилкой, ножом, ложкой, а может быть, руками, не знаю. Смотрю на других, думаю: чем они будут есть, последую их примеру. Владимир Михайлович заметил, что я не ем, и говорит: «Бери этого червяка вилкой». Взял я вилку, тесто разодрал, а там и в самом деле… червяк -- улитка в тесте. Вздохнул и опять говорю: мне снова есть расхотелось…

-- Еще в каких-нибудь ресторанах сиживали?

-- Да. Когда в Роштадте отмечали день города, нас пригласил друг Владимира Михайловича Алекс в свой ресторанчик, где я попробовал румынскую кухню. Правда, спокойно поесть нам не дали. Вокруг нас собралась толпа, человек сто. Рассматривали, смеялись. Видимо, думали, что мы -- представление праздника. Владимир Михайлович терпел-терпел и не выдержал: «Прямо кино и немцы!» А я в ответ: «Это кино и живые немцы». Михайлович чуть со стула не свалился, так смеялся. Вообще-то, скажу вам, покушать в Германии -- удовольствие не из дешевых. На королевской даче под Баден-Баденом мы заказали небольшой слоеный фруктовый пирог с киви, бананом, ананасом, грушей, сверху украшенный ягодами и залитый слоем крема. Так вот малюсенький кусочек этого пирога потянул на девять евро. В следующий раз мы взяли в кафе два стакана «кола-колы» и две порции рыбы в сметане. Порция такая -- кот не наелся бы! А заплатили 24 евро за одну. Да за такие деньги в Киеве в ресторане пообедать можно было бы!

-- Кстати, а на каком языке вы общались с людьми в Германии?

-- В основном, на немецком. Ведь в школе я изучал этот язык. Хотя словарного запаса мне не хватало. Когда разговаривал с Владимиром Михайловичем, понимал его процентов на семьдесят. Немцев -- процентов на сорок.

Гостил я у Владимира Михайловича 24 дня, хотя виза у меня была открыта на 90 дней. Надоело мне там, домой рвался, работы много. Я ведь маме звонил, спрашивал, как дела. Услышал, что сено начали косить, и говорю Владимиру: все, домой еду. Без меня там завал будет. А он в ответ: «Может, еще в Париж съездим, Эйфелеву башню посмотрим». Но «достал» я его -- согласился он меня домой отправить. Возвращаться пришлось уже не на микроавтобусе, а рейсовым, до Житомира. Тяжело было. А еще на границе казус случился. Когда остановились, какая-то женщина из нашего автобуса говорит: «Что делать будем? Нужно по пять евро нашим сброситься, а то в Украину не пустят. Одни тут не захотели платить, так 11 часов уже стоят». Хорошо, что мне Владимир на дорогу немного деньжат дал. Выделил я пять евро. А дома меня ждал еще один сюрприз: только приехал, не успел в хату войти, машина под воротами сигналит. Оказалось, мне кровать привезли. Директор отельного хозяйства «Житомир» Юрий Опанащук постарался, ведь спал я дома на двух старых диванах, составленных вместе. Я тут же опробовал ложе, матрас мне понравился -- ортопедический. И размерчик мой! Не успел порадоваться обновке, как снова машина у ворот -- еще одну кровать привезли. Немецкая организация, помогающая детям-чернобыльцам, узнав о моих проблемах с мебелью, тоже решила меня порадовать. По ее заказу изготовили кровать и привезли.

-- И какую же из них вы предпочли?

-- Обе хороши. Но немецкий матрац жестче, что более полезно. Ночью я сплю на ней, а днем отдыхаю на житомирской.

«Ваша газета просто чудесная! Печатаются такие материалы, к которым интересно возвращаться опять и опять»

-- Леонид, мы заметили в вас изменения. Вы стали более открытым, жизнерадостным.

-- Видите ли, за последнее время я много общался с людьми. Повидал мир. А ведь раньше дальше своего родного села не выбирался. Видимо, это и сказалось на моем характере и внешнем виде. Прежде я уставал от людей, теперь же мне нравится общаться. Мама рассказывает всем, что тоже не узнает меня. Я привык, что к нам кто-то приезжает в гости. Если долго никого нет, скучаю. В целом сейчас у нас все хорошо, кроме одного -- болеет мама. А на лечение нужны деньги. На 160 гривен пенсии, что я получаю, и обычному человеку прожить сложно, а мне почти невозможно. Спасает домашнее хозяйство, которое забирает все свободное время. А надо еще на зиму две тонны угля купить, машину дров… Где брать деньги? Мы свой земельный надел в аренду одному хозяйству два года сдавали, но с нами до сих пор так и не рассчитались. Мы нашли новых арендаторов, на том и держимся.

Спасибо редактору вашей газеты за подписку на «ФАКТЫ». До этого я выписывал только житомирскую «Эхо». Ваша газета просто чудесная! И по информационному объему и по содержанию. Печатаются такие материалы, к которым интересно возвращаться опять и опять.

Последний материал, который меня заинтересовал, -- о слепом учителе, у которого атрофия зрительных нервов, ведь у меня такая же проблема. Дело в том, что опухоль, которую мне удалили в детстве, повредила зрение, и теперь я плохо вижу. Прочитав материал, я связался с Киевским институтом нейрохирургии и узнал, что есть методы, позволяющие лечить атрофию зрительных нервов.

P. S. Когда материал был готов к печати, мы позвонили Леониду и поинтересовались здоровьем его мамы. «Знаете, в ночь перед операцией я всю ночь молился Богу, читал Библию, переживал: ведь мама сердечница. Но, как сказали врачи, операция прошла успешно. Две недели она пробудет в больнице, а потом еще два месяца придется мучиться с костылями.

По просьбе Леонида мы сообщаем номер его мобильного телефона: 8-066-202-28-06.

304

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер