Факты
ночной клуб Стамбул теракт

Глазами очевидца

Украинка, выжившая в стамбульском ночном клубе: "Людей, сидевших за столиком, от которого мы отказались, расстрелял террорист"

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

04.01.2017 20:28

В ночном клубе Reina в Стамбуле, где в результате теракта в новогоднюю ночь погибли 39 человек, были и украинцы. В 1.25 ночи Наталья Вольнова из Ровно написала в «Фейсбуке»: «Террористы захватили клуб, в котором наша компания праздновала Новый год. Много убитых. Я жива! Жива!!!» Вернувшись в Украину, Наталья рассказала «ФАКТАМ» подробности той страшной ночи:

— Я прилетела в Стамбул 30 декабря. Это была рабочая поездка. На Новый год фирма забронировала нам места в одном из самых престижных ночных клубов города Reina. Мы приехали туда около 23.30 — долго добирались из-за пробок. Забронированный столик почему-то нам сразу не понравился. Не могу даже объяснить почему — я просто не хотела там сидеть. Мы попросили поменять столик и сели в другом месте. Сейчас я понимаю, что это нас спасло. Людей, сидевших за столиком, от которого мы отказались, расстреляли.

Когда в клуб ворвался террорист и открыл стрельбу, я наклонилась, чтобы что-то достать из сумки. В следующую секунду люди стали падать на пол. Я сделала то же самое, хотя еще не понимала, что происходит. Услышав автоматную очередь, сначала решила, что это салют… Потом, прячась под столом, я увидела террориста. Он ходил по залу и расстреливал людей. Некоторые СМИ писали, что он был в костюме Санта-Клауса. Это не так — он был в черной одежде. Я сидела тихо и больше всего боялась, что он заметит меня. Коллеги тоже прятались, где могли — кто-то под столом, кто-то под диваном. Я молилась и думала только о том, что очень хочу увидеть своих детей (голос Натальи дрожит. — Авт.).

Я просидела под столом, наверное, минут сорок. Потом увидела, что люди один за другим начали выползать. Услышала турецкую речь и заметила полицейского. Поняла, что, скорее всего, нас освобождают. Я сказала полицейскому, что понимаю только английский. Он протянул мне руки, вытащил меня из-под стола и показал, куда идти. Со мной были коллеги. Когда мы выходили, нас прикрывали еще двое сотрудников полиции.

Многие из тех, кого выводили, были ранены. Другим приходилось переступать через трупы… В какой-то момент я обнаружила, что сама испачкалась в крови, хотя и не ранена. Кто-то шел босиком, кто-то — в легких платьях. Я была в тоненьком комбинезоне с открытыми пле­чами. Помню, ко мне подошла девушка и отдала свою накидку. Мы познакомились уже в автобусе, куда нас всех усадили. Разговаривали на английском, а потом узнали, что обе из Украины. Я из Ровно, а она — из Луцка. И ее тоже зовут Наташа.

На автобусе нас отвезли в полицейский участок, где мы давали показания. Но мало кто был в состоянии рассказывать о пережитом. Люди кричали, бились в истерике. Я и сама до сих пор не пришла в себя. Не могу спать — как только закрываю глаза, слышу автоматную очередь. Одна моя коллега (она не из Украины) погибла. В тот момент, когда в клуб ворвался террорист, она подошла к бару и не успела спрятаться…