ПОИСК
Події

Узнав три популярных у Татьяны телефонных номера, мошенники завладели ее сим-картой и набрали на имя жертвы десятки кредитов

7:29 13 листопада 2020
Когда 33-летней Татьяне из Запорожья позвонил человек, назвавшийся представителем оператора мобильной связи, женщина даже подумать не могла, что ее беспокоят мошенники. У нее не спрашивали никаких личных данных. Мужчина на другом конце провода попросил только назвать три номера телефона, на которые Татьяна чаще всего звонит. Этого оказалось достаточно для того, чтобы преступники завладели всеми ее данными, смогли взломать google-аккаунт, забрать ее деньги и набрать на ее имя десятки кредитов в 11 (!) микрофинансовых организациях. Все это злоумышленники успели сделать за два часа, завладев сим-картой Татьяны.

Разбираясь в ситуации, «ФАКТЫ» узнали, что случаев такого «угона» сим-карт становится все больше и страдают от подобных махинаций сотни украинцев. «Угоняя» чужую сим-карту, преступники взламывают привязанный к номеру телефона google-аккаунт жертвы, получают доступ к ее банковским приложениям, крадут деньги и личные данные. С этого же аккаунта оформляют онлайн-кредиты, о которых жертва узнает уже постфактум — и потом не может доказать, что кредиты брал другой человек.

«ФАКТЫ» выяснили, как обезопасить свою сим-карту от подобных махинаций и что делать в том случае, если вы уже стали жертвой преступления.

«Я позвонила в „ПриватБанк“, чтобы заблокировать карту. Но было поздно»

— После случившегося я лишилась не только своих денег, но и спокойного сна, и даже работы. Когда коллекторы, требующие, чтобы я вернула деньги (которые не брала!), устроили террор моей начальнице, меня уволили, — рассказала «ФАКТАМ» Татьяна. — А началось все с, казалось бы, безобидного звонка в январе 2020 года. Мне позвонил парень, представившийся оператором Vodafone. «Ваш номер стоит в очереди на блокировку, — сообщил он. — Чтобы блокировки не произошло, вы должны назвать три номера телефона, по которым чаще всего звоните». Я назвала номера, после чего мужчина сказал: «Сейчас вам придет сообщение о том, что ваш номер заблокирован. Но вы не обращайте внимания — это уже устаревшая информация. На самом деле блокировку мы предотвратили». И действительно, сразу после разговора с ним пришла такая sms-ка. И пропала связь. Я немного подождала, но связь так и не появилась. Стало ясно, что здесь что-то не так.

Когда Татьяна заподозрила, что могла стать жертвой мошенников, первым делом позвонила с номера коллеги в «ПриватБанк» и попросила заблокировать ее банковскую карту. Но было уже поздно.

— Завладев сим-картой, преступники тут же смогли зайти в мой google-аккаунт, а затем в приложение «Приват24» — и перечислили на свой счет все деньги, которые были у меня на счету, — продолжает Татьяна. — В том же «Приват24» они взяли мои данные — номер паспорта, идентификационный код. И пока я занималась восстановлением своей сим-карты, они успели с помощью этих данных с моего же аккаунта взять «быстрые» кредиты в 11 кредитных организациях.

Восстановив карту, я увидела, что сразу после того, как у меня пропала связь, в мой google-аккаунт зашел кто-то из Львовской области. В истории поиска сохранились все его действия. Вход в мой «Приват24», а затем — на огромное количество сайтов микрофинансовых организаций. Кредиты дали в одиннадцати таких конторах, а запросов было еще больше. По следам преступников я зашла в личные кабинеты на сайтах этих организаций — и увидела, что где-то на мое имя оформили кредит на 10 тысяч гривен, где-то — на четыре тысячи, на восемь. Для перечисления денег преступники, естественно, указывали номера своих карт. Они указывали три номера карты, которые я передала в полицию.

Читайте также: Свидание авансом и тюремные пародисты: самые популярные схемы «развода» простых украинцев

Татьяна подала заявление в Шевченковский райотдел полиции в Запорожье. В заявлении указала все известные ей данные о преступниках — данные геолокации (откуда был осуществлен вход в ее аккаунт), номера карт, на которые перечислялись ее собственные средства и деньги от кредитных организаций.

— Но полицию этот случай совершенно не заинтересовал, — признается женщина. — Они даже не сразу открыли уголовное производство. Когда я принесла заявление, мне посоветовали «прийти через четыре дня». Еще долго я не могла добиться открытия уголовного производства. Потом его наконец открыли по статье «Мошенничество». Но и это ничего не дало. Позже я поняла, что никто не собирался это производство расследовать. Полицейские даже не сделали запросы оператору мобильной связи и не попытались узнать, кому принадлежат карты, на которые уходили деньги. Хотя это, как я понимаю, несложно. Но мое дело никого не заинтересовало.

Одновременно я обратилась во все те организации, где на мое имя были взяты кредиты. В письменных обращениях подробно рассказала обо всем, что произошло: что взломали мой аккаунт, что по этому поводу в полиции открыто производство. Но только в двух организациях мне пошли навстречу. Ответили, что провели внутреннюю проверку и, учитывая обстоятельства, списывают долг, так как кредит брала не я. А в остальных девяти конторах дали понять, что их все это не интересует. «Деньги брали на ваше имя — значит, вы и будете их отдавать, — заявили мне. — Нам все равно, что у вас там происходило. Возвращайте долг».

«О том, что уголовное производство по моему заявлению закрыли, узнала случайно»

— И буквально через две недели начались первые звонки, — продолжает Татьяна. — Сначала от представителей этих организаций, а затем — якобы от коллекторов (хотя подозреваю, что звонят одни и те же люди). Их методы работы, думаю, известны всем. Мне начали звонить и днем и ночью. Пошли угрозы, что, если не верну долг, они отберут у меня все имущество, заявятся ко мне домой и будут принудительно все изымать. Помню, звонит женщина: «Татьяна Владимировна, где вы? Мы звоним вам в дверь, а вы не открываете. Мы вас уже ждем». Они блефовали, но я в тот момент ужасно испугалась.

Потом добрались до моих родных и друзей. Не знаю, где они взяли их номера телефонов. Но звонили даже соседям — и требовали, чтобы те отдали долг за меня. Стали звонить и моей начальнице. Она сначала относилась к ситуации с пониманием, даже мне сочувствовала. Но в один прекрасный день коллекторы создали в «Вайбере» группу, в которую добавили ее, меня, моих родителей и еще несколько человек, и разместили там порнографический коллаж с лицом моей начальницы. Там же была подпись: «Если в течение 15 минут не перечислишь деньги, это фото появится в общем доступе». После этого случая начальница сказала мне написать заявление по собственному желанию. Я потеряла работу.

Читайте также: Как правильно вести себя с коллекторами

По поводу коллекторского террора Татьяна отдельно обращалась в полицию. Но говорит, что там у нее даже не приняли заявление, а посоветовали просто изменить номер телефона.

— Более того, я случайно узнала, что уголовное производство по моему заявлению о мошенничестве закрыли! Причем без моего ведома, — говорит Татьяна. — Это произошло еще в апреле, а я об этом узнала только летом — после того, как, не видя никаких результатов расследования, обратилась в прокуратуру. Причина закрытия производства неизвестна. В официальном ответе, который я только в сентябре получила от Главного управления Нацполиции в Запорожской области, просто сказано, что «производство закрыто после проведения соответствующих следственных действий».

Меня тем временем продолжают терроризировать коллекторы. Еще в июле я, проконсультировавшись с юристом, подала иск в суд к этим финансовым организациям. В иске я требую признать договоры с этими организациями недействительными — так как у меня есть доказательства того, что я их не заключала. Иск в Печерский райсуд Киева подала еще в июле, но он до сих пор не принят к рассмотрению. В суде все время отвечают, что «нужно еще подождать».

Татьяна тем временем выяснила, что таких пострадавших от «угона» сим-карт, как она, по всей стране сотни, если не тысячи. В соцсетях есть группы, в которых люди делятся своими историями. Например, 39-летняя Наталья из Полтавы рассказала, что, «угнав» ее сим-карту, преступники забрали у нее 63 тысячи гривен. Самое ужасное то, что это были кредитные средства — у женщины было несколько карт в разных банках с большим кредитным лимитом. Теперь ей придется отдавать эти деньги банкам. А в прошлом году многие СМИ рассказывали историю киевского IT-аналитика Анны. Пока женщина была в зарубежной поездке, преступники получили контроль над ее сим-картой и опустошили все банковские счета, забрав 285 тысяч гривен. При этом Анна говорит, что звонки от якобы представителей мобильного оператора ей не поступали и никакие номера телефонов она никому не сообщала. Тем не менее преступники каким-то образом эти номера узнали — и использовали данные для того, чтобы получить контроль над сим-картой женщины.

Читайте также: Могут легко украсть все деньги: мошенники придумали необычную схему обмана в сети

Как это происходит? Схему «с тремя номерами» преступники применяют для того, чтобы завладеть сим-картами абонентов предоплаченной формы связи (припейд-абонентов). В Украине таких абонентов большинство. Контрактных абонентов и тех, у которых мобильный номер привязан к их паспорту, в разы меньше, и преступники этим активно пользуются. Абоненты предоплаченной формы связи — анонимы, компания-оператор не владеет данными о том, кому именно принадлежит сим-карта. В Украине несколько раз пытались ввести обязательную регистрацию припейд-абонентов, но ни одна из инициатив не увенчалась успехом.

Что делают преступники? Они блокируют сим-карту человека, после чего сами восстанавливают ее с помощью мобильного оператора — назвав ему три номера телефона, на которые чаще всего звонит абонент. Для восстановления сим-карты припейд-абонента этих данных часто бывает достаточно — для них услуга восстановления карты не требует идентификации пользователя по документам (что необходимо в случае, если абонент контрактный). Таким образом преступники завладевают картой, и если этот номер привязан к google-аккаунту человека, происходит то, что случилось у Татьяны.

В июне 2020 года стало известно о задержании в Кривом Роге целой группировки, занимавшейся подобными вещами. Сотрудники СБУ совместно с полицейскими «накрыли» подпольный колл-центр, работники которого звонили людям от имени мобильных операторов и узнавали данные, необходимые для «угона» сим-карт. После чего взламывали привязанные к этим номерам аккаунты и оформляли на людей онлайн-кредиты, забирая средства себе. Двух участников группировки задержали. В сообщении СБУ сказано, что преступники успели оформить кредиты на несколько сотен человек. И это только те случаи, которые официально проходят в уголовном производстве. При этом сотни пострадавших, как Татьяна, месяцами не могут ничего добиться от полиции в своем городе или районе.

Чтобы защититься от подобных махинаций, привяжите свою сим-карту к паспорту

— В 80 процентах случаев полиция квалифицирует такие дела некорректно, — рассказал «ФАКТАМ» юрист и правозащитник, сооснователь «Украинского офиса защиты данных» Богдан Хаустов. — Пострадавшие подают заявления, и уголовное производство регистрируют по статье «Мошенничество», что неправильно. Потому что на самом деле мошеннические действия были совершены только в отношении микрофинансовой организации, которая выдавала кредит. А эти организации в подобных расследованиях не заинтересованы, потому что в таком случае им придется признать проблему уязвимости своей системы безопасности. Что же касается человека, на имя которого в результате «угона» сим-карты оформили кредит, то ему нужно добиваться, чтобы полиция зарегистрировала производство по статьям Уголовного кодекса 182 («Нарушение неприкосновенности частной жизни»), 189 («Вымогательство») и 361 («Несанкционированное вмешательство в работу электронно-вычислительных машин, автоматизированных систем и компьютерных сетей и сетей электросвязи»). Если производство будет зарегистрировано по статье 361, им займется киберполиция.

Если же производство открыто по статье «Мошенничество», то его рано или поздно просто закроют, как произошло в случае Татьяны. Его могли бы переквалифицировать, но, к сожалению, в большинстве случаев полиция на местах не заинтересована в раскрытии преступлений подобного рода. Важно также помнить, что онлайн-заявка о преступлении, поданная на сайте киберполиции, не считается заявлением. Пострадавший должен подать заявление в соответствии с нормами законодательства, о чем лучше проконсультироваться с юристами.

Подобные аферы действительно стали массовыми. Здесь работает преступная группа. За последнее время задержания участников таких группировок были и в Днепре, и в Одессе.

Читайте также: Киберполиция разыскала мошенника, укравшего 140 тысяч гривен у больной девочки. Ребенок умер

Чтобы защититься от махинаций, юристы советуют все же привязывать свою сим-карту к паспорту. Такую функцию предоставляют все мобильные операторы.

— Это значительно снизит риск стать жертвой подобных преступлений, — считает Богдан Хаустов. — Более того, для банковских аккаунтов я бы рекомендовал иметь отдельную сим-карту (разумеется, привязанную к вашему паспорту) с номером, который вы нигде не «светите». Это самый надежный вариант.

— А если номер корпоративный?

— Корпоративный пакет однозначно контрактный, поэтому «угнать» такой номер сложно. Но все же предпочтительнее привязывать к банковским аккаунтам тот номер, который никто, кроме вас, не знает. Еще можно в Бюро кредитных историй установить функцию повторного утверждения. В таком случае вам будут приходить извещения о запросах относительно вашей кредитной истории — и вы тут же узнаете, если кто-то пытался взять на ваше имя кредит. Услуга стоит около 400 гривен в год.

О том, что привязка сим-карты к паспорту резко уменьшает вероятность «угона» карты, говорит и телеком-эксперт Роман Химич:

— Небольшой риск все равно останется, поскольку зафиксированы единичные случаи, когда преступники «угоняют» контрактные номера, приходя в салон связи с поддельной доверенностью якобы от владельца номера. Но это бывает редко и только в том случае, когда на кону нечто действительно значимое. Преступники должны хорошо вас знать, не просто располагать вашими паспортными данными, но и навыком подделки документов либо сообщниками из числа нотариусов. Все это создает достаточно надежный барьер для мошенников. А от посягательств преступников, которые, как говорится, действуют наобум, процедура персонификации, безусловно, защитит. На самом деле «угон» номеров — это проблема мирового масштаба. В США только за 2018 год зафиксировано более 600 тысяч таких случаев.

— Как можно решить эту проблему в нашей стране?

— Было бы правильно ограничить практику авторизации по номеру телефона. Этот инструмент однозначно требует урегулирования. Операторы мобильной связи уже создали сервис, который позволяет проверить, не блокировалась ли и не меняла ли владельца сим-карта за последние двое суток. Было бы правильно, если бы банки и финансовые организации были обязаны проверять через этот сервис номер телефона, который указывается при оформлении кредита. И если при проверке номера выяснилось бы, что карта в этот день блокировалась, это могло бы стать основанием для отказа в удаленном обслуживании, только при личной явке. Также было бы правильно обязать банки проверять статус номера, который регистрируется как финансовый, — чтобы только персонифицированные абоненты могли регистрировать свой номер в банковской системе. Но эти изменения должны быть зафиксированы в нормативно-правовой базе. А пока эту проблему, к сожалению, регуляторные органы игнорируют.

Читайте также: Большинство обманутых — пенсионеры: телефонные мошенники из колонии выманили у людей свыше миллиона гривен

Ранее «ФАКТЫ» сообщали о задержании в Запорожье группы злоумышленников, которые грабили украинцев на 3 миллиона гривен каждый месяц через фейковый «колл-центр».

5930

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.